Если б Сена впадала в Азовское море

Владимир Бут| опубликовано в номере №854, Декабрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Все называют ее Лорой.

Для меня она просто Лариска – непоседливая девчонка с кокетливой улыбкой, серыми беспокойными глазами и копной по-модному взбитых светлых волос. Нас познакомил Андрэ Дегримонт – ее отец, а поскольку по возрасту и я гожусь ей в отцы, между нами сразу же установилось известное неравноправие.

– Вы ни разу не были в нашем городе? – спросила она.

– Ни разу, – ответил я. – И сегодня ты мне его покажешь...

И вот мы бродим по улицам Жданове, смотрим на дома, на пышную, еще свежую – словно не ноябрь, а июнь на дворе – зелень акаций и разговариваем о Париже.

...Право же, это смешно – размышлять о том, что лучше – Париж или Жданов. Вечный город на Сене или ничем не знаменитый бывший Мариуполь?.. Два года назад ей в голову не пришло бы колебаться в этом вопросе...

– Погоди-ка, Лариса. Что это тут написано? Ярко светит солнце, и приходится щуриться,

даже если смотреть не на него и не на море, что плещется рядом, а вот на это здание.

«Здесь в 1920 году находился штаб Азовской флотилии...»

– Вот тебе и «незнаменитый» Мариуполь! – говорю я. – Конечно, это не крейсер «Аврора». Однако... видишь: «Охраняется законом».

– У нас не один исторический памятник. Только раньше я их как-то не замечала...

– Раньше? Что же было раньше?

...В тысячах книг рассказывается о Соборе Парижской богоматери и о Елисейских Полях, о том, как отрубили голову Людовику XVI и построили Эйфелеву башню... И ничего захватывающего ни разу не читала Лариса ни о своем Садковом переулке, ни об одной из соседних улиц или с детства знакомых площадей. Не плясала на них Эсмеральда, не слышали они звонкого голоса Гавроша, не прохаживались по ним ни Брижитт Бардо, ни Ив Монтан...

Все это было в Париже.

Чудесный город – Париж, и, пожалуй, нет человека, который не захотел бы там побывать.

Смущало только одно: как это родители столько времени старались даже не вспоминать о Париже, будто и не родился и не вырос где-то поблизости от него отец. Почему он ничего не рассказывал о Франции? И мать не рассказывала. Ведь оба были там. Все знают их историю. Во время войны немцы угнали их в Германию – ее из Жданова, его из Фрезенвиля. В сорок пятом они встретились в городе Мец. Поженились. Приехали в Жданов...

Пятнадцать лет в их доме не любили говорить о Париже, Особенно в присутствии отца. Было неловко перед ним. К еще почему-то обидно, что все, даже соседские мальчишки, называли его Андрэ. Мать была Софьей Ивановной, сама Лариса – Андреевной, Сережка назывался Андреевичем. И лишь один отец был только Андрэ...

«Взял бы себе какое-нибудь отчество, – думала Лариса, – Да, видно, это не просто...»

И вдруг совсем неожиданно для нее все в доме в открытую заговорили о Франции.

– Помнишь, как тебе хотелось домой? – спрашивал отец у матери.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сквозь пятое измерение

Фантастический рассказ