Мы уходим все дальше от юга…

Камиль Юнусов| опубликовано в номере №851, Ноябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Интересно устроена земля! Сверху песок, барханы. Ниже – глина. Еще ниже – известняк, а где-то под ним, очень глубоко – газ. Этот газ нужен на Урале. Его там ждут. Заводы, фабрики, жилые дома. Его ждут люди. Уральцы. И бухарцы, ташкентцы, самаркандцы начали бурить землю. Пробили песок, потом глину, потом известняк. И вот однажды кто-то из тех, из первых, вдруг заорал во всю глотку:

– Ура-а! Газ!..

И к нему сбежались все, кто слышал этот торжествующий крик. Они хлопали друг друга по плечам, по спинам. Они смеялись, смахивая с бровей горячий пот. Им было весело жить, ведь они сделали свое дело.

Они были первыми. Мы – вторые. Мы еще не сделали свое дело.. Вернее, сделали только наполовину – на тысячу километров. До Урала – вдвое больше. Но вторую половину мы тоже сделаем, и кто-то из нас тоже закричит однажды:

– Ура-а! Урал!

Мы идем по барханам, и следом за нами ложится в сыпучие пески тысячекилометровая стальная труба метрового диаметра. И всем нам приятно, что у нас такой мощный. железный след.

Над нами нещадное солнце, ветры поднимают к самому небу песчаные бури, колышется марево, опрокидывая на нас дрожащие миражи. А мы идем. Нам еще рано хлопать друг друга по спинам и хохотать во все горло – мы еще не кончили свое дело. Но мы его делаем – и Василий Королев, и Пашка Смирнов, и еще сотни парней и девчат.

Король из Камышина

Собственно, он такой же король, как я индийский раджа. Ему двадцать два. У него огненно-рыжий чуб и очень русское имя – Вася. Для особо торжественных случаев – Василий Иванович. А королем его называют потому, что фамилия у него такая – Королев.

Вместо трона у нашего короля высокое сиденье в кабине трубоукладчика. Вместо скипетра и жезла – черные пластмассовые бобышки на рычагах, и он их так держит, что дай бог всякому королю так держать свои побрякушки)

Здорово печет солнце. Даже для нашего короля. Васька выскакивает из кабины, на песок летят выгоревшая ковбойка и роскошные штаны из настоящей чертовой кожи.

– Девчата! Король-то голый!

«Опять изощряются, – думает с досадой Васька. – Ну и шут с ними. Король так король...»

Василий лезет на свой трон и берется за рычаги. Восемнадцатиметровая стальная плеть послушно ложится в хобот его машины и плывет туда, где обрывается нитка трассы. Девчонки серьезнеют, опускают маски и склоняются к стыкам труб.

В белесом зное огни электросварки вспыхивают бледными зарницами. Один за другим подкатывают пыльные «МАЗы», разгружаются и уходят в новый рейс. Песок скрипит под гигантскими плетями труб. Их только успевай укладывать да сваривать.

Девчата погасили свои огни и машут ему:

– Король! На обед!..

Король улыбается. Черта с два. Он не будет спешить. Он, пожалуй, подкинет еще парочку-другую «плеточек», а вы их сварите, голубушки.

– Проголодались? А вы бы, милые, поменьше насмешек строили... Рановато вам обедать!

Королевское слово – закон. Девчата снова опускают маски и берутся за электроды. А в воздухе – уже новая плеть.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Работа, в которой нет «точек»

Из дневника секретаря Октябрьского райкома комсомола г. Москвы