Мундир в портретной раме

Владислав Чирков| опубликовано в номере №1319, Май 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Случалось порой, что очень дурной человек бывал назначен вдруг на высокий пост. И что же, высокий пост этот становился для него позорным столбом, к которому привязывают преступника: личность его и преступления делались тем самым еще более явными, и его больше начинали ненавидеть».

Эти слова графа Честерфилда, видного английского политического деятеля XVIII века, можно сегодня с полным основанием отнести к главарю чилийского режима Пиночету.

Кормило и кормушка

Профессия Пиночета – предательство. Генерал, гордо именующий себя «верховным руководителем нации», в свое время клялся в верности президенту Сальвадору Альенде, а вскоре Альенде был убит по его приказу. Был момент, когда Пиночет советовал покойному главе государства отдать под суд офицеров, настроенных враждебно к правительству Народного единства, а затем зачислил этих офицеров в свои сообщники, чтобы предавать вместе.

Для характеристики его личных качеств вполне подходит следующее высказывание итальянского журнала «Эуропео»: «Генералы хунты – это серые, непримиримые буржуа, какими всегда бывают люди с низким уровнем культуры и большой властью». Ничтожества на пьедестале высшей власти. Самая страшная комбинация. Чем никчемнее властитель, тем больше зла он принесет.

Его идолы – Гитлер и Муссолини. Пиночет – этот палач в профессорских очках – толкует о возврате к «испанистской традиции», об «органической демократии», о «неодемократии», а все это оказывается поразительно близким к идее империи Муссолини, является «суррогатом расистских теорий, характерных для нацизма», как отмечал в журнале «Монд дипломатик» французский журналист Арман Маттелар.

Его высший идеал – обогащение. Подобно кардиналу Мазарини, первому министру Франции в XVII веке, он любит власть любовью ростовщика, путая кормило с кормушкой.

В Чили с ее 10-миллионным населением не хватает 700 тысяч квартир. В столице Сантьяго 800 тысяч человек прозябают в трущобах. И просвета не видно. Зато «жилищную проблему» для себя и своих многочисленных родичей Пиночет решил с блеском.

До переворота 11 сентября 1973 года он довольствовался домом на улице президента Эррасуриса, который занимал как командующий сухопутными войсками. После путча он велел снести дом и на его месте построить особняк стоимостью 1,7 миллиона долларов. Пока шло строительство, генерал коротал время в другом особняке, который для него купило правительство за 240 тысяч долларов. Переехав в новое жилище, Пиночет уступил прежнюю резиденцию одной из своих замужних дочерей. Но, оказалось, и новые хоромы на улице президента Эррасуриса не соответствуют возросшим запросам диктатора, и был отдан приказ начать строительство новой резиденции площадью 15 тысяч квадратных метров, которая обойдется казне более чем в 15 миллионов долларов.

Страсть Пиночета к новосельям поистине неистребима. 11 марта 1981 года он перебрался на место преступления – во дворец Ла-Монеда, где в сентябре 1973 года был убит президент Альенде. Во время путча здание – одна из исторических достопримечательностей столицы – было почти полностью разрушено военщиной, подвергшей его варварским авиабомбардировкам.

После пиночетовской «реставрации» Ла-Монеду не узнать. Это не дворец, а благоустроенный, по последнему слову бункер, который должен укрыть диктатора от гнева народного. Главная «архитектурная достопримечательность» нового комплекса – многочисленные подземные сооружения, оборудованные лифтами, автономными системами радио- и телевизионной связи, складами продовольствия. В бункере помимо «генерального секретариата» Пиночета разместилась его репрессивно-полицейская служба – министерство внутренних дел.

В жилищных и прочих частных заботах домочадцам Пиночета все дается удивительно легко. Если «простому» покупателю этаж в доме на авениде Витакура в Сантьяго обходится в 170 тысяч долларов, то супруге диктатора – Лусии Ириарт такой же этаж в том же доме достался за сумму, вчетверо меньшую. Кто покрыл разницу, осталось глубокой тайной. Матери Пиночета вообще не пришлось раскошеливаться на улучшение жилищных условий – ее без всяких формальностей вселили в дом, принадлежавший видному ученому Энрике Парису, расстрелянному в первые дни после переворота. Своим сыновьям генерал презентовал загородный дом для лыжных прогулок в местечке Фарельонес, неподалеку от столицы. Младший сын Пиночета, Марко Антонио, при своем скромном жалованье армейского капитана разъезжает в «мерседесе» за 45 с лишним тысяч долларов. Кроме того, он приобрел за 50 тысяч долларов участок земли в. районе Майпу.

К этим фактам, изложенным в листовке, которую корреспондент испанского журнала «Триунфо» подобрал в центре Сантьяго, можно добавить и другие. Например, вспомнить о свадьбе одной из дочерей Пиночета. Во дворце «Коусиньо» присутствовало более трех тысяч гостей, и никто так и не узнал, по какой статье «государственных» расходов было списано более 1,5 миллиона долларов. С таким же размахом диктатор празднует свои дни рождения в том же дворце «Коусиньо», некогда предназначавшемся исключительно для приема глав государств и правительств, прибывших в Чили с официальными визитами.

Поразительны успехи семейства Пиночета в бизнесе. 17 ноября 1978 года в нотариальной конторе Абраама Карраско Ульоа в Сантьяго было юридически закреплено создание новой строительной фирмы «Конструктора И. П. К. лимитада», которая уже через два месяца заключила шесть выгоднейших контрактов, обойдя все старые строительные монополии. Когда министр гражданского строительства попытался помешать захвату новой фирмой всех крупных контрактов (министр и сам был пайщиком одной из обиженных компаний), Пиночет в двадцать четыре часа отправил бедолагу в отставку. Секрет коммерческих удач «Конструктора И. П. К. лимитада» прост: основателями фирмы были супруги Мария Вероника Молина Карраско и Аугусто Освальдо Пиночет Ириарт, сын диктатора...

Почти каждое большое коммерческое или промышленное предприятие в Чили имеет в своем административном совете кого-либо из близких родственников Пиночета. Принадлежащая его сестре обувная фабрика поставляет чилийской армии сапоги. Заодно с легкой руки братца она директорствует в порту Икике, что очень удобно для всякого рода торговых операций семейства. Зять Пиночета – директор административного совета национальной лесопромышленной корпорации, с выгодой сбывающий чилийскую целлюлозу в Китай.

Хаос по рецепту

«Каждый вечер Пиночет выступает в роли главного героя в последних известиях по телевидению – перерезает ленточки, принимает иностранных гостей, прибывающих в его резиденцию, чтобы выразить ему свое глубокое уважение. По правде говоря, он скорее напоминает голливудского актера на вторых ролях...» Так пишет о Пиночете корреспондент итальянской газеты «Коррьере делла сера».

Впрочем, фигляру в генеральском мундире никак не удается создать о себе представление как о добродетельном и великодушном «отце нации».

Обманом веет от витрин чилийских магазинов. Они «полны всевозможных товаров», «потребление виски увеличивается», – пишет «Коррьере делла сера». Да, иностранные товары запрудили чилийский рынок. Даже спички ввозятся из ЮАР. Импорт значительно превышает экспорт, в результате чего дефицит внешнеторгового баланса превысил миллиард долларов.

Но купить товары могут не многие. «Чилийское экономическое чудо» – только для богатых. В угоду последним в стране проводится курс на денационализацию экономики. Режим Пиночета за мизерную цену передал финансовой олигархии государственные предприятия, оцениваемые в 3 миллиарда долларов. Начиная с 1973 года, когда было свергнуто правительство Народного единства, Пиночет пустил с молотка более 500 предприятий, многие из которых захватили иностранные, в основном американские, монополии. Они-то в первую очередь потирают руки, видя, как рьяно Пиночет внедряет в экономику «чикагскую модель» – рецепты, разработанные профессором университета Чикаго Милтоном Фридманом. Их суть в первую очередь сводится к свободному доступу в страну иностранного капитала.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Кого предпочтет бригада?

Размышления о том, какой стиль руководства молодежным производственным коллективом отвечает духу времени