Можно ли танцевать?

опубликовано в номере №223-224, Июнь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

«... Я сам из рабочих и знаю, что такое уголь рубать, а потому не позволю, чтобы мне ярлык мещанина приклеивали ни за что ни про что. Прошу ответить...»

Чем так возмущен т. Пивоваров (Донбасс)? Что заставило его обратиться в редакцию «С м е н ы» с таким длинным письмом, которое заканчивается вышеприведенной цитатой? Дадим слово самому т. Пивоварову.

«Тяжело мне работать заведующим клубом. Никакой помощи и поддержки со стороны. Взяли с шахты и говорят:

- Вот тебе, значит, клуб, вот общежитие, и занимайся культурным обслуживанием.

«Клуб» - это конечно громко сказано. Вернее всего я заведую красным уголком при группе шахтерских общежитий. Но все же есть у нас большая зала, сцена и пианино, так что работать можно.

Больше, чем всех, в общежитии - молодежи. Все свое свободное время проводят бестолково. Пьянствуют или в карты режутся. Стал замечать, что на молодежных вечерках основное - танцы. И родилась у меня мысль: а что, если организовать танцы в клубе и тем самым отвлечь молодежь от вредных вечеринок? Привлек также баянистов, которые на вечерках играли (тоже шахтеры), и организовал вечер танцев. Результаты получились прекрасные. В этот день клуб был набит до отказа. Веселились до поздней ночи. Затем такие вечера устраивались еще несколько раз, и нужно сказать, что посещаемость клуба здорово повысилась, а главное на этом «деле» стал околачиваться постоянный круг актива.

Все было хорошо, как вдруг однажды в самый разгар веселых танцев в клуб пришел председатель культполитсовета шах - ты т. Бойченко (с ним это бывало очень редко). Увидев, что в клубе танцуют, Бойченко заорал на меня:

- Да это же прямо разложение какое - то! Завтра же приходи на культполитсовет.

Заседание культполитсовета как водится сорвалось, и т. Бойченко сам персонально запретил танцы в клубе как «идеологически невыдержанные», а мне сказал, что я сам поддался обывательскому разложению и омещанился.

Я ему заявил, что нужно учитывать настроение масс, что народ танцевать хочет и что в вальсе нет ничего скверного и это лучше, чем когда молодёжь на пьяных вечерках буржуазный фокстрот вытанцовывает.

- Мы не знаем, что фокстрот. что не фокстрот, - закричал Бойченко, - для нас это все равно, только танцы в клубе - это позор. Чтобы больше этого не было. А тебя за такие мещанские идейки мы еще по комсомольской линии вздернем...»

Дальше т. Пивоваров под робко излагает жаркий спор, происшедший между ним и Бойченко, и в конце задает вопрос:

- Так как же, товарищи, можно или нельзя молодежи танцевать, и кто прав - я или т. Бойченко?

Вообще говоря, ничего зазорного нет в том, что молодой парень или девушка, комсомолец или комсомолка умеют танцевать и танцуют. Ничего скверного нет также в том, что танцы организует клуб. Но на письмо т. Пивоварова следует ответить поподробнее.

Тов. Пивоваров правильно подметил, что на пьяных вечерках основное место занимают танцы, и правильно поступил, когда отвлек молодежь от азартных картежных игр, от замкнутых вредных вечеринок, используя тот же танец, только на клубной площадке, организуя массовое веселье без вина и побоищ. Однако это только полдела. Танцы как самоцель нам в клубе меньше всего нужны - Специальные вечера танцев, на которые клуб собирает молодежь только для того, чтобы танцевать, даже вредны, особенно если их (вечера) проводить систематически и часто. Танец как средство организации досуга, как средство проведения воспитательной работы, танец как один из составных элементов досуга, поставленный на службу большевистскому воспитанию молодежи, - вот что нам нужно.

Сумел ли т. Пивоваров как заведующий клубом, руководитель культработы использовать вечера танцев для организации мероприятий воспитательного значения? Молодежь организует всевозможные вечеринки вовсе не потому. что ей это очень нравится. Делается это от невероятной скуки, оттого, что тот же клуб не занимается организацией досуга. Одно то, что клуб, организовав только вечера танцев, отвлек молодежь от идиотизма тупого времяпровождения, свидетельствует о невероятной тяге молодежи к здоровым массовым мероприятиям. Разве нельзя было переключить энергию «танцоров» на организацию вечеров само деятельности? Использовать тех же баянистов как ядро, вокруг которого можно было бы сколотить музыкальный кружок. Закрепить актив, который начал создаваться вокруг «вечеров танца», переключив его на многогранную клубную работу. Вовлечь «танцоров» в физкультурные кружки, так как танцы (хорошие танцы) содержат в себе элементы физической культуры Создать из танцоров группы массовиков - организаторов, которые овладев техникой этого дела, суме - ют организовать досуг в рабочее казарме, в общежитии, на клубном вечере. Естественно, что если про делать все это, танцы (специальные вечера) не стали бы основным в деятельности клуба, не являлись бы единственным средством организации досуга, не превратились бы отчасти во вредное дело. Тов. Пивоваров говорит: «Нужно учитывать настроение масс. Народ танцевать хочет...» Это не совсем верно. Настроение масс обязательно нужно учитывать. Но «народ» вовсе не хочет только танцевать. «Народ» хочет с пользой проводить свое свободное время, повышать свой политический и культурный уровень, организовать свой досуг, а иногда и потанцевать.

Что же касается самого танца как такового, то нужно заметить, что не на вальсе свет клином сошелся. За последнее время создано очень иного новых танцев, в том числе и массовых физкультурных танцев, которые с успехом прививаются в среде молодежи Эти танцы т. Пивоваров может без труда перенести в свой клуб, если зайдет в Дворец культуры, который находится всего на расстоянии четырех километров.

Тов. Бойченко не прав, когда запрещает вообще устраивать танцы в клубе, и тем паче не прав, когда обвиняет т. Пивоварова в «мещанстве» и «разложении». Ничего подобного здесь нет, а т. Бойченко как председателю культполитсовета следовало бы просто помочь т. Пивоварову наладить клубную работу.

Хочу играть на скрипке

В «Смену» поступило письмо от рабочего - комсомольца Малахова из г. Кропоткина. Он пишет:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как вы отобразите воспитание нового человека в нашей стране

Ответы советских писателей на анкету «Смены»