Мост в 100 километров

П И Лопатин| опубликовано в номере №132, Август 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Султан Сулейман и император Петр

Султан Сулейман умирал. В сумрачных покоях дворца повелителя Великой Порты не слышно прежнего шума, музыки и плясок: великий владыка правоверных на смертном одре диктовал волю своему сыну, наследнику престола, Селиму II.

Тяжело на душе у Сулеймана. Чует «го сердце, что сын его малодушен и слаб, что не под силу ему выполнить мечту отца. Но другого выхода нет, и умирающий султан поверяет шепотом свой план наследнику.

Есть два врага у Великой Порты: Персия и московский царь Иван Грозный. Пока могучи они, не может быть спокойна Оттоманская Порта. Но он, старый султан, знает верное средство одним ударом покончить с обоими врагами: надо только суметь провести сильный турецкий флот из Черного моря в Волгу и Каспийское море. А для этого надо сделать «проке.» между Доном и Волгою в том месте, где обе реки близко сходятся друг с другом, поставить крепость там, где ныне Царицын (Сталинград), и оттуда двинуть свой флот вверх по Волге к Казани и Нижнему. Трудна эта задача, но у Великой Порты есть верный и сильный союзник - крымский хан Девлет Гирей. Он свешал дать людей, проводников, продовольствие...

А дальше шли подробности похода, перечень тех военачальников, кому можно поручить это рискованное дело, советы не забывать и крепко надеяться на покровительство великого Магомета и пр. и пр. Но не закончил султан своих наставлений и умер, еще раз подтвердив свою непреклонную волю - соединить Волгу с Доном и уничтожить московского царя Ивана.

Это было в 1566 году.

Молодой Селим горячо ухватился за отцовскую мысль. Весною 1569 г. 300 - тысячное турецкое войско, высадившись в Крыму и получив в помощь 40 тысяч крымских татар, направилось на этот узкий перешеек между Волгой и Доном. Но не повезло султану Селиму. Бездорожье, голод и болезни сделали свое дело: из 300 - тысячной турецкой армии только 25 тысяч вернулось в Константинополь.

Так неудачно кончилась первая попытка построить Волго-Донской канал. От нее остались только затерявшиеся в донецких степях могилы десятков тысяч турецких солдат да заросший кустарником глубокий овраг, как доказательство смелой попытки султана Селима заставить Волгу течь в Черное море.

Прошло 130 лет. И снова почти у то - го же места, где голодные и умирающие войска Селима рыли свою канаву, закопошились люди. Это по распоряжению Петра I 35 - тысячная русская армия начала рыть канал между Волгой и Доном. Но Петр I не оказался счастливее султана Сулеймана. От второй попытки второго самодержца осталась новая канава - «Петровская». Волга по-прежнему продолжала нести свои воды в Каспийское море.

Прошли столетия. Настал бурный 1918 год. И среди военных сводок с бесчинных фронтов гражданской войны, среди общей разрухи и голода, в Кремле, на заседании Совнаркома, по энергичному настоянию В. И. Ленина, выносится резолюция... «Считать сооружение Волго-Донского канала первоочередной и необходимой работой»... И сейчас советская власть всерьез взялась за осуществление этого величественного проекта громадной водной сверхмагистрали, которую тщетно пытались соорудить властители веков нашего седого прошлого.

Волго - Дон включен в пятилетку.

Донецкий штыб, победивший «божью кару»

Что же даст Волго - Дон нашему хозяйству? Прежде всего новый канал поставит на прочные ноги больное сельское хозяйство Волжского края.

Волжские поля хронически больны. Эта болезнь уже десятилетиями подтачивает организм края, через: определенные промежутки с поразительной точностью разражаясь приступами засухи, неурожая, голода.

За последние 35 лет, с 1891 по 1926 г., 3 миллиарда рублей было израсходовано... не на борьбу с недородом и засухой, а лишь на помощь пострадавшим от засухи, чтобы каждый десятый из разоренных крестьян мог кое - как встать на ноги и снова дрожать от страха перед новой нависшей над ним «божьей карой».

И только тогда, когда от Красноармейска на Волге к хутору Кумовскому на Дону ляжет через перешеек Волго-Донской канал, волжские поля получат, наконец, настоящего лекаря их застарелой болезни. Этот лекарь - донецкий штыб, тот отброс при добыче угля, который через канал пойдет к очагу болезни - Саратову и Вольску.

На донецком штыбе, на этом наиболее дешевом топливе, которое только может - получить Волга, вырастут в Саратове: и Вольске мощные электростанции. Они пошлют свою энергию насосам, а те по каналам, канавам и канавкам дадут выжигаемым летом двум миллионам гектаров волжских полей вдоволь воды.

Широко поставленная ирригация вместе с колоннами советских тракторов; из Сталинградского завода и советские химические удобрения из Нижнего - все это похоронит, наконец, ту «божью кару»,

которая столетиями разоряла волжских хлеборобов, и резко увеличит урожайность Волжской земли. Трудно будет тогда узнать возрожденное Поволжье. Валовая продукция района возрастет в 10 раз. Материальное благосостояние семьи на орошаемом хозяйстве выразится в 1000 рублей в год на личные нужды, по сравнению с теперешними 350 рублями. И весь район вместо голодающего края станет твердой базой экспортной пшеницы в количестве свыше 300 тыс. тонн в год только с района орошения, не считая экспорта со смежных сухих территорий.

Из Донбасса на Волгу

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены