Мальчишки из подворотни

Элла Черепахова| опубликовано в номере №933, Апрель 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Со страниц нашего журнала мы часто обращаемся к подросткам, пишем о них и для них. Подростковый возраст называют «трудным» не зря. Человек начинает вырастать из своего детства, как вырастают из пальто. У него появляются новые требования и мысли и новые обязанности... Жизнь ставит перед ним бесконечное число вопросов. Невозможно дать на них универсальный, единый, рецепторный ответ. И поэтому журнал ведет обсуждение из номера в номер, стремясь в споре, в рассказах об опыте работы с подростками наметить главную линию отношения к «трудному возрасту».

Открыл разговор Б. Рапопорт очерком «Улица ждет хозяина» (№ 15 за 1965 год), затем выступил с корреспонденцией В. Левашев — «Отряд поднимается по тревоге» (№ 17 за 1965 год). Их размышления и споры продолжил очерк Э. Даниловой «Трудный» — величина постоянная» (№ 3 за 1966 год).

В этом номере мы продолжаем обсуждение актуальных проблем воспитания подростка.

Романтики с «фиксами»

Синей летней ночью, сладкой, будто на липовом меду настоянной, ленивой южной ночью под темными пыльными деревьями городского пустыря умирал парнишка.

— Вот ведь лихо: идут «стенка» на «стенку», — сказал молодой оперуполномоченный, приехавший на место происшествия. — Стыкаются две улицы... или два дома, два двора... Ребятня, конечно... Видите, здесь кольями дрались. — Он осветил кусок пустыря фонариком.

— С чего ж «стыкаются»?

— С чего?! Спросите, что полегче... Побили кого с одной улицы — вторая и встала. Или дивчину увели... А главное, романтика!..

— Ро-ман-тика?!

— Вот вы ж за слова как болеете! — с горечью воскликнул молодой оперативник. — А я вам повторяю: да! Романтика! Романтика кодлы. Знаете, что это — «кодла»? «Мальчишки из подворотни» с «фиксами», в кепочках, насунутых на глаза. Мальчишки, из-за которых по улице бывает страшно вечером ходить.

Романтика? Трудно поверить.

И все-таки позже я поняла, что в чем-то этот оперуполномоченный был прав.

Все исконно мальчишеские добродетели — благородная жажда справедливости, дружеской солидарности, любовь к тайне, неодолимая потребность узнать меру своих сил, физических и душевных — все взято в «кодле» на вооружение, и все изуродовано до неузнаваемости, часто «приблатнено».

Мальчик, оставшийся на пустыре в том южном городе, — сдача с платы, которую «кодла» платит за свои представления о ценностях мира, о бесценке (дешевке) одной жизни, личности.

Члены «кодлы» не какие-то особенные, «сверхтрудные» дети. Это мальчики (иногда и девочки), которые учатся в школе, техникуме или уже работают на производстве, занимаются в вузе. То есть в большинстве своем все эти юные граждане — каждый из них официально «прописан» в здоровом, «нормальном» коллективе, который, как мы любим говорить, должен «отвечать» за них.

Но, увы, чаще всего эту свою повинность «официальный» коллектив несет в виде оброка формальными словесными проповедями.

О повадках «кодлы», порой граничащих с уголовными, создана уже целая литература. Читаешь и видишь: то тут, то там находится человек, способный заставить «кодлу» «перековать мечи на орала». Волгоград, Подмосковье, Сахалин, Тула...

Но можем ли мы зависеть от благотворительности (а ведь это она, ее узкая ладошка!) даже очень хороших людей? Разумеется, я вовсе не веду речь к тому, чтобы зачеркнуть прекрасный порыв сахалинского или тульского «Макаренко». Честь им и слава! Это счастливые особым, высоким счастьем люди, даже зачастую мученики своей идеи. Но, признавая все это, я убеждена, что этого мало, и что это вовсе не кардинальное решение, и, наверное, рядом с отрядами типа «Искателя» в Туле, Орле, Калуге, Кирове, Ярославле гуляет все та же «кодла», и героев она ищет среди своих сверстников.

Общераспространенная ошибка состоит, должно быть, в том, что мы проявляем как бы двойную неискренность, относясь к подростку на словах, как «к большому», а на деле — как «к маленькому». Декларируем уважение и доверие как к личности, но не уважаем и часто не верим, что человек четырнадцати — шестнадцати лет уже личность, а не «малявка», не «чинарик».

Как же ему не любить улицу — место, где он — равный среди равных — может найти уважение, признание, даже своего рода славу? От неуважительного отношения к подростку, особенно «трудному», и родился, по-моему, этот рецепт: непременно нужен взрослый опекун над ребячьими отрядами. А между прочим, Тимур и его команда умели сами себя организовать и занять. И неплохо получалось! Кое-кто не прочь попрекнуть современную молодежь легкой жизнью. Но чем же она легка? Разве мало учатся или работают (часто и учатся и работают) наши парни и девушки? Разве они, как говорится, зря хлеб едят? Нет же!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены