Любовь как смысл жизни

Евгения Белогорцева|10 Ноября 2014, 14:38| опубликовано в номере №1793, Март 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

10 ноября 1623 года родилась Анна де Ланкло (фр.Ninon de Lenclos)

Немного в мире известно людей, о которых их современники при жизни отзывались исключительно положительно. Если таковые и были, то относились скорее к духовному сану, были меценатами или же вовсе блаженными.Но чтобы всеобщей любовью и уважением пользовалась женщина, построившая свою жизнь вопреки общепринятым моральным устоям? Куртизанка?! Таких примеров история знает ничтожно мало. Но все же они есть. И одной из таких женщин была Нинон де Ланкло.

Ей суждено было родиться в семье, где отец и мать так мало понимали друг друга, что впору вообще удивляться, как они поженились. Отец Анны (так назвали будущую Нинон при рождении) искренне верил, что жизнь существует для того, чтобы радоваться ей и получать от нее все удовольствия. Мать же, напротив, была женщиной набожной, скромной, желавшей, чтобы единственная дочь выбрала путь монахини. Как же далеки были ее желания от реальности! 

Анне куда ближе было эпикурейство отца, нежели скромность матери. В пятнадцать лет отец вывел дочь в свет, где она тут же снискала всеобщее восхищение: девушка была красива, обаятельна, обладала незаурядным умом и не смущалась вести беседы с людьми много старше себя, поражая их образованностью и неординарностью суждений.

Едва получив от отца такое «благословение», Нинон неожиданно осталась сиротой – ей было всего шестнадцать, когда она лишилась родителей, унаследовав, правда, солидное состояние. Но даже в такой печальной ситуации молодая девушка проявила выдержку и благоразумие, не по-женски умело распорядившись деньгами. Она вложила их в пожизненную ренту, обеспечив себя, тем самым, до конца дней и получив возможность помогать своим многочисленным друзьям, а также и заниматься благотворительностью.

Теперь она могла позволить себе не думать о деньгах, а целиком посвятить себя тому, что было заложено в ней самой природой – общению и любви.

Нинон купила небольшой дом на улице Турнелль, где устроила салон, в который приглашались не просто лучшие люди своего времени, но люди, исключительно приятные хозяйке. Салон госпожи де Ланкло очень скоро стал настолько известен во Франции, что туда стремились попасть практически все. Однако принимала Нинон не всех.

Стоит сказать, что она никогда не брала с мужчин, которых любила, денег – ей было достаточно своих, и никогда не была с мужчинами, которых не любила, всегда следуя лишь велению сердца. В подарок от поклонников она принимала только цветы – и ничего более. Нинон просто позволяла себе любить – тех, кого хотела. Следуя зову своего сердца, она выбирала любовников, но, случалось, отказывала и сильным мира сего, если они не трогали струн ее души. Самым знаменитым из тех, кому отказала Нинон, был всесильный Ришелье. Ходили слухи, что он предлагал красавице за ночь любви пятьдесят тысяч экю – значительную сумму по тем временам. Но госпожу де Ланкло кардинал не привлекал.

Однако если Ришелье смирился с отказом, то другая влиятельная персона - регентша Анна Австрийская – всерьез попыталась избавиться от очаровательной владелицы салона.  Когда королеве донесли о любвеобильности госпожи де Ланкло, она отправила к ней одного из своих приближенных с требованием покинуть Париж и отправиться в монастырь для кающихся грешниц. Нинон заявила, что каяться ей не в чем, но если уж ей суждено отправиться в монастырь, она предпочла бы «скрыться у кордельеров» - в те времена это был мужской монастырь с самой дурной репутацией.

Растерянный посыльный передал ответ разгневанной королеве, но за Нинон неожиданно вступился принц Конде. Сыграло свою роль и то, что ранее де Ланкло отвергла ухаживания Ришелье. Поскольку у Анны с кардиналом была давняя вражда, она предпочла закрыть глаза на «беспутства» Нинон и разрешила ей остаться в Париже.

Едва прознав о неудовольствии королевы, многие знакомые де Ланкло отвернулись от нее и даже перестали здороваться. Однако стоило самому Конде, встретив карету Нинон, почтительно склониться перед ней, как все тотчас же вернулось на свои места…

Она не терпела предательства, лжи и сама была кристально честным человеком. Однажды, спасаясь от Мазарини, возлюбленный Нинон по имени Гурвилль оставил ей и своему другу аббату по двадцать тысяч экю на хранение. Вернувшись в Париж, он обратился к аббату с просьбой вернуть деньги. Тот сказал, что ни о каких деньгах не слышал. Гурвилль даже не пошел к Нинон, чтобы забрать деньги у нее, не надеясь на возвращение. Однако она сама нашла его и с грустью сообщила, что, пока он был в отъезде, она нашла себе нового возлюбленного, но, хоть сердце ее непостоянно, память пока еще не подводит. С этими словами она вручила ему деньги в том самом сундучке, в котором и получила их на хранение.

Нинон никогда не смущала бедность возлюбленных. Некий де Граммон долгое время жил за ее счет, и все бы ничего, если бы однажды, думая, что она спит, молодой человек не взял из шкатулки Нинон сто пистолей. Утром, прощаясь с ней, он сказал: «До свидания». Как ни в чем не бывало, де Ланкло ответила: «Прощайте». На вопрос, отчего такое охлаждение, она сухо произнесла: «Ответ в вашем кармане».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Мгновение в лучах солнца

22 августа 1920 года родился Рэй Брэдбери

У Горького

28 марта 1868 родился Максим Горький

Гость с «Кон-Тики» – читателям «Смены»

6 октября 1914 года родился Тур Хейердал

в этом номере

Дива

2 декабря 1923 года родилась Сесилия София Анна Мария Калогеропулос (Мария Каллас)