Лучшая награда

Юрий Шамшурин| опубликовано в номере №802, Октябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

В это мгновение шкипер баржи взобрался на площадку к рулю и неистово замахал флажком.

- Заливает!... Пробоина! - задохнулся в крике Митроша, судорожно вцепившись в плечо старшины. - Сворачивай к берегу! Людей спасать!

* * *

... Очень осторожно Костя повернул штурвал, не сводя глаз с баржи. По его предположениям где-то близко должен был быть небольшой, но глубокий заливчик. Когда берег несколько приблизился, старшина почувствовал себя уверенней. Место было знакомое. Он разжал одубевшие пальцы и попросил помощника:

- Покрути, Митроша. Руки совсем как чужие стали.

Выкурив наспех папиросу, Костя выбрался на палубу и стал рядом с матросом. Лицо у Подгурского заиндевело, промокшая одежда смерзлась. На шапке, на воротнике, на полах полушубка, словно подвески на шаманском одеянии, висели ледяные украшения. Валенки примерзли к палубе. Костя не смог удержать улыбки.

- Скоро обманем низовик! - сказал он и взял новый багор. - Эк тебя размалевало! Как дед-мороз. Иди переоденься!

Узкий залив, вдавшийся клином в сушу, был сплошь забит колышущимся ледяным месивом. Катер с полного хода врезался в эту шуршащую кашу и остановился.

- На барже! - закричал Митроша. - Как у вас?

- Обледенели и воды нахлебались с избытком. Помогите откачать.

Костя объявил аврал. По канату перебрались на «Белуху» и стали откачивать из трюма воду. В сумерках возвратились обратно.

- Буксир закрепите, - напомнил старшина и спустился в кубрик.

В печке уже ярился огонь. Было тепло. Стольников колдовал над кастрюлей. Костя прислонился к косяку и расслабленно произнес:

- Устал я. Храпану, однако, часок-другой. Скажи ребятам, чтобы без надобности не будили.

Он с наслаждением вытянулся на шкуре белого медведя и накрылся тулупом. Штормовая сумятица сюда доносилась чуть слышно. Лишь на разные голоса заливались растяжки мачты.

Когда Костя проснулся, в кубрике было тихо. Только раздавался монотонный тенорок Егорушкина:

- Если мы желаем, чтобы локсодромия, кривая двоякой кривизны на эллипсоиде, изображалась на карте, то есть на плоскости...

- И что за страсть у тебя к непонятным книгам! - сокрушенно вздохнул Митроша.

- Почему непонятная? - поднял на него глаза Егорушкин. - Это же ученая книжка, «Навигация» называется. Может, мне в океане доведется плавать.

- А ты сам-то чего-нибудь того? - полюбопытствовал Подгурский и выразительно пошевелил пальцами у висков. - Соображаешь?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены