Лесные скорости

Ольга Кожухова| опубликовано в номере №579, Июль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

По пыльной дороге над берегом Дона идёт машина. Небо над полями чистое, ясное. Солнце, встающее за кромкой ослепительно белых меловых гор, обещает прекрасный день.

В кузове поверх ящиков и мешков сидят несколько женщин, колхозный счетовод из Петровки и шофёр, ездивший в Павловск за запасными частями. Как всегда, между попутчиками завязывается разговор.

- Сена нынче хорошие, - говорит петровский счетовод, - только б вот не перестояли. Спешить бы надо с уборкой.

По обе стороны дороги тянутся лесные посадки. Ещё тонки стволы деревьев, нежна молодая листва, и эти полосы ещё сами нуждаются в защите от сорняков и губительных суховеев. Там и тут мелькают яркие косынки женщин, опалывающих молодые деревца, разрыхляющих землю.

- Когда - то они вырастут, лесополосы... - вздыхает одна из женщин, сидящих в машине. - Ждать - то долго...

- А вот, говорят, есть такой человек, - заговорил шофёр, молчавший всю дорогу, - есть лесовод один, Колесниченко Михаил Васильевич.

Вот он задумал большое дело. Ох, и большое! Чтоб деревья сразу вырастали на метр от земли! Дубы особенно. Они же медленно растут...

- Ну, уж сразу и на метр! - не верят женщины. - Уж так это скоро!

- А что ж, дело возможное, - соглашается с шофёром петровский счетовод. - Человек теперь всё может, всё ему доступно. Если задумал, обязательно добьётся!

Мысль о том, что дубки, которые после всхода, по выражению лесоводов, «сидят» пять - шесть лет, кустятся и только потом «стреляют», то есть дают по 70 - 80 сантиметров прироста, что эти самые дубки в первый же год будут «стрелять», радует счетовода. Он возбуждённо хлопает ладонью по колену и восклицает:

- Ай, и голова! Додумался до чего, а? Да это не через десять - пятнадцать лет, а через пять вся земля оденется лесами...

Разговор, услышанный в попутной машине, и привёл меня в знаменитый Шипов лес, к молодому учёному - лесоводу Михаилу Васильевичу Колесниченко.

- Колесниченко? - переспросил старший лесничий Турыгин. - Сейчас мы вас познакомим... Человек он молодой, но знающий. Если б не война, ещё больших успехов достиг бы...

Внешне сдержанный, немногословный, Михаил Васильевич Колесниченко - директор Шиповской опытной лесной станции - похож на военного. Действительно, во время войны он был артиллеристом. Он н теперь, как здесь шутят, имеет дело со «стволами», правда, сейчас это не артиллерийские стволы, а тонкие, ещё травянистые стебли дубков, и бригад у него много - колхозных, которые приходят к нему на выучку: как сажать, как растить молодых новобранцев зелёной армии мира...

Существует предрассудок, будто лесоводы - народ медлительный, чересчур спокойный. Дескать, торопиться им некуда: лес растёт веками.

Михаил Васильевич - человек неспокойный, нетерпеливый. Коллектив, находящийся в его подчинении, небольшой, но это всё люди энергичные, влюблённые в своё дело: и лесничие, и инженеры, и рабочие питомников, и научные

сотрудники, и студенты, приезжающие на практику, и объездчики с лесных кордонов, и даже вездесущий завхоз Иван Иванович. Все здесь заражены одной большой, замечательной идеей: как можно быстрее дать стране могучие широкошумные леса - защиту полей от суховеев, конденсаторы влаги. Легко сказать: «как можно быстрее». А как? Трудно было Колесниченко, молодому учёному, искать новых путей. Одна из древнейших профессий - лесоводство, - по сути, оказалась самой юной из наук. Только сейчас стал проясняться тот «тёмный лес», который развели в этой науке вейсманисты - морганисты. Только сейчас человек стал всё чаще и смелее вмешиваться в дела природы.

Ускорить рост дуба, самого ценного, самого выносливого дерева степной полосы, Колесниченко задумал давно. Воспитанный комсомолом, учёный - коммунист не мог мириться с вейсманистскими рамками «дозволенного». Он хорошо знал пресловутые стадии роста дуба: первую - «сидение», или «ожидание», когда росток, словно Илья Муромец, сиднем сидит несколько лет под пологом леса, и вторую - световую стадию, когда дуб, попадая на солнце, быстро идёт в рост. В естественных условиях большинство деревцев - самосевов, прикрытых листвой, гибнет и превращается в «торчки», так и не увидев солнца. Объясняли это по - разному: недостатком влаги, недостатком света и даже внутривидовой борьбой...

Колесниченко задумался над тем, как сократить «ожидание», как вырастить сразу высокий, крепкий дубок.

Часто засиживался Колесниченко до рассвета за книгами, а когда светлело небо, шёл он по мокрой от росы траве в питомник, с надеждой всматривался в резную листву ростков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены