Ленин идет к Октябрю

опубликовано в номере №947, Ноябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Вот она, судьба моя»

Ленину — политическому мыслителю и деятелю, Ленину — теоретику и организатору пролетарской революции и социалистического строительства, ленинским философским, экономическим, эстетическим взглядам, ленинским заветам партии и комсомолу, советским людям и трудящимся всего мира посвящено уже множество книг. Однако во все более обширной Лениниане — литературе о Ленине и ленинизме — никогда еще не собирались воедино АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ высказывания Владимира Ильича, его воспоминания «о времени и о себе».

Из тысяч этих страниц, составляющих одну из интереснейших частей ленинского литературного наследия, мы выберем лишь немногие. Они расскажут о Ленине — не только теоретике, но и практике революционной борьбы, подпольщике и конспираторе; не только полководце, но и солдате социалистической революции, о которой Владимир Ильич с полным на то основанием говорит и пишет «как солдат, бывший на войне». Надеемся, что при всей неизбежной неполноте фрагменты эти покажут молодым читателям многие черты неповторимой личности величайшего человека нашей эпохи.

— РАВНЯТЬСЯ НА ЛЕНИНА НИКТО НЕ МОЖЕТ, НО ВСЯКИЙ ДОЛЖЕН, — сказал Луначарский. Да, никому не дано стать «Лениным сегодня» или завтра, но каждый юный коммунист призван в меру сил и способностей равняться на ленинские мужество и стойкость, честность и прямоту, скромность и бескорыстие, на воплощенные в облике Ленина лучшие качества человека будущего.

Начиная с этого номера «Смены» мы публикуем избранные автобиографические высказывания Владимира Ильича, которые входят в книгу Бориса Яковлева «ЛЕНИН. СТРАНИЦЫ АВТОБИОГРАФИИ», подготавливаемую к печати в издательстве «Молодая гвардия».

...Нам необходимо прежде всего учиться читать... и понимать прочитанное.

В. И. Ленин.

СТРАНИЦЫ АВТОБИОГРАФИИ ЛЕНИНА? Но ведь в его многотомном литературном наследии нет обширной автобиографии, подобной, скажем, не только мучительной «Исповеди» Жан-Жака Руссо, но и публицистическому эпосу Герцена в «Былом и думах» или неторопливому повествованию Августа Бебеля «Из моей жизни». «Опыт революции», который и составляет главное содержание жизни Ленина, ему всегда было «приятнее и полезнее проделывать... чем о нем писать».

Не потому ли первые популяризаторы и комментаторы ленинских трудов еще в двадцатых годах заявляли, что даже «в полном собрании сочинений Ильича мы не найдем нигде прямых указаний автобиографического характера». Впрочем, и новейшие, неизмеримо более осведомленные исследователи излишне категорично заявляют уже не в 1927-м, как в первом случае, а в 1964 году:

— Очень немного написал Владимир Ильич о самом себе. Если собрать все воедино, рядом с десятками томов его сочинений можно будет поставить совсем тонкую книжицу.

Но автобиографические свидетельства Ленина незачем ставить «рядом с десятками томов его сочинений». Свидетельства эти — органическая, хоть и наименее изученная и никогда еще сколько-нибудь полно не собиравшаяся составная часть ленинского наследия.

Научная биография Ленина, многотомная «История КПСС» и специальные монографии широко раскрывают содержание ленинских идей. Страницы автобиографии Владимира Ильича помогают познать нравственное, психологическое, эмоциональное богатство его личности. Ленин-мыслитель, Ленин-революционер неотделим от Ленина-человека. Однако основополагающие ленинские идеи кровно связаны с драматическими, а порой и трагическими эпизодами борьбы за их утверждение. Они освещают судьбы и характеры идейных соратников Ленина и его яростных политических противников.

Подлинно автобиографичны не только сотни разбросанных по ленинскому наследию драгоценных строк, а тысячи — это не обмолвка и не описка! — именно тысячи страниц. Многие из них. правда, словно зашифрованы, как шифровалась большевистская конспиративная переписка. По цензурным, политическим, а иногда и по личным соображениям Ленин нередко делится с читателем воспоминаниями как бы анонимно, косвенно, иносказательно. Но вдумаемся хотя бы в немногие избранные ленинские тексты. Сопоставим их с другими историческими и прежде всего документальными и мемуарными источниками. И тогда сквозь конкретно-политический код эпохи или своеобразный полемический словарь давних революционных лет явственно проступят, точно начертанные тайнописью, личные впечатления, наблюдения, переживания и, разумеется, воспоминания Владимира Ильича.

Расшифруем эту публицистическую «тайнопись» революции. Она продиктована то ленинской скромностью, то бережным отношением к морально-политическим репутациям современников. А то и суровыми требованиями революционной конспирации, с ее псевдонимами, умолчанием о месте события или точной дате.

Не всегда легко обнаружить и, так сказать, четко проявить автобиографическую первооснову какого-либо образного мотива ленинской публицистики. Но когда это удается, перед нами воскресают самые разнообразные эпизоды ленинского революционного и жизненного пути...

Начиная книгу «Государство и революция», Владимир Ильич отмечает, что считает настоятельно необходимым «приведение целого ряда длинных цитат из собственных сочинений Маркса и Энгельса». Как разъясняет он далее, «обойтись без них совершенно невозможно».

— Все, — пишет он, — или по крайней мере все решающие места из сочинений Маркса и Энгельса по вопросу о государстве должны быть непременно приведены в возможно более полном виде, чтобы читатель мог составить себе самостоятельное представление о совокупности взглядов основоположников научного социализма и о развитии этих взглядов.

Именно так мы и поступим, чтобы дать читателю самостоятельное и возможно более полное представление о совокупности и развитии автобиографических суждений Владимира Ильича. Но сначала ознакомимся с весьма различными по характеру и объему документами 1912 — 1922 годов, которые отражают не одно чем-либо примечательное событие, а охватывают десятилетия ленинского революционного пути...

«В целях выяснения личности...»

Первый — по времени записи — такой ленинский рассказ датирован 2 июля 1912 года. В тот день комиссар австро-венгерской «императорско-королевской» полиции краковского квартала Пулвся допрашивал чужестранца, только что приехавшего в Галицию из Франции. Составляя — «в целях выяснения личности и происхождения Владимира Ульянова» — надлежащий протокол, полицейский комиссар — доктор Стычень — записывает ленинские ответы:

— ...зовут меня Владимир Ульянов, сорока двух лет, родился я в городе Симбирске, той же губернии, сын Ильи и Марии, православного вероисповедания, женат, детей не имею, по профессии литератор и журналист, постоянный житель города Симбирска, русский подданный. Отец мой умер, был директором народных школ в Симбирске. Мать жива и проживает в Саратове, и брат Дмитрий — окружной врач в Крыму. Гимназию окончил в Симбирске. Университет, а именно: юридический факультет в Петербурге, где сдал докторский экзамен. Ввиду того, что я занимался социалистической литературой, так как по убеждениям я социал-демократ, а в России развить свою деятельность в этом направлении я не мог, я уехал в Швейцарию, а затем в Париж, где пробыл 3 года. В настоящее время прибыл в Краков и здесь намерен жить. Состою корреспондентом русской демократической газеты «Правда», издаваемой в Петербурге, и русской газеты, издаваемой в Париже под названием «Социал-Демократ», что и является источником моего существования.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены