Крушение «Троянского коня»

Л Любимов| опубликовано в номере №941, Август 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

«...В самые первые дни войны гитлеровская армия встретила особенно упорное, героическое сопротивление в двух пунктах советско-германского фронта: у стен Брестской крепости и на подступах к латвийскому городу Лиепае (Либава)». Эти строки взяты из очерка «Подвиг на Балтике» писателя С. С. Смирнова («Смена» № 4, 1966 г.). Многие детали обороны города до сих пор были неизвестны, и тем более яркими и удивительными предстают перед нами сейчас новые подробности тех героических дней.

В очерке С. С. Смирнова упоминалось о подвиге железнодорожников Лиепаи, благодаря бдительности которых был сорван план внезапного захвата гитлеровцами города. И вот совсем недавно редакция получила более подробные сведения об этом эпизоде обороны. Их прислал работник железнодорожного транспорта Л. А. Любимов.

Наступление фашистских войск на Лиепаю по шоссе с юга было остановлено. Атаки гренадеров, беспрерывный обстрел города с суши, с моря и с воздуха не приносили результатов. Тогда немецко-фашистское командование решило по железной дороге ворваться в тыл обороняющихся.

Железнодорожный путь из Клайпеды ведет в Лиепаю с северо-восточной стороны. В этом направлении утром 23 июня из Лиепаи был отправлен порожний пассажирский состав на станцию Вайноде за семьями военнослужащих местного гарнизона. Предполагалось потом через Лиепаю отправить их в Ригу, в тыл.

Перерезав железную дорогу в 40 километрах от Лиепаи в районе станции Приекуле, фашисты захватили состав. Тут-то немцы и задумали операцию, которую громко нарекли «Троянский конь». Выждав время, чтобы поезд мог вернуться в Лиепаю к вечеру, они погрузили в шесть пассажирских вагонов отдельную воинскую часть; Солдаты и офицеры лежали на полу и на скамейках, им строжайше запрещалось подходить к окнам. Все, кто видел потом поезд, считали его порожним.

Дежурному по станции Приекуле было приказано доложить по другим станциям и в отделение, что пути повреждены и поезд возвращается обратно.

Проследовав станцию Паплака, состав приближался к Гавиезе... Ее начальник Н. Н. Огоньков через окно рассматривал проходящий состав. Что это? Огоньков не верил своим глазам. Со второго этажа станционного здания ему хорошо было видно, что вагоны битком набиты людьми в зеленой одежде. У каждого оружие. Немцы!

Огоньков хотел было бежать в комнату дежурного, но тут его взгляд упал на телефон линейно-путевой связи. Обычно по ней трудно дозвониться до Лиепаи. На всякий случай он все же схватил трубку аппарата. (Тогда Огоньков не знал, что все другие виды связи были перерезаны немецкими лазутчиками.) Линия отвечает! Донесся знакомый голос начальника отделения движения Васина.

— Денис Маркович! Докладывает Огоньков! Проследовал наш поезд, в котором немцы... Их очень много... вооружены... Они все лежат на полу. Поезд кажется порожним.

Об этом же сообщил Васину начальник станции Паплака Пельник.

Время перегона от Гавиезе до Лиепаи только 25 минут. Поезд в пути уже не меньше пяти минут. Есть одна-единственная возможность — пустить навстречу паровоз.

Васин отдает приказ: готовить паровоз.

Военный комендант железнодорожной станции Лиепая Иван Трофимович Рожков слышал весь разговор Васина с Огоньковым и, не ожидая, пока тот получит на свое решение согласие городского штаба обороны, побежал на станцию.

Не успел Васин переговорить с городским штабом, как в кабинет вбежал дежурный по отделению.

— Денис Маркович! Звонили с линии! В поезде из Гавиезе едут наши. Помощь для обороны! А вы паровоз им навстречу посылаете...

— Кто звонил?

— Не знаю, — растерялся дежурный.

— Значит, это провокация. Немедленно отправляйте паровоз.

...Рожков тем временем бежал к паровозу, стоящему в противоположном конце станции. Вскочив на подножку, он приказал помощнику машиниста Дрейманису сейчас же отцепить паровоз от состава грузовых вагонов. Передав приказ Васина, велел машинисту Снарскому поднимать пар. Тот быстро открыл инжектор для закачки воды в котел. Вот уже три четверти водомерного стекла. Хватит. Открыл сифон, создавая тягу. Топка загудела. Стрелка манометра поползла к красной черте. Одновременно бежала и стрелка на часах. Оставалось десять минут. Машинист заранее поставил реверс на максимальную отсечку для быстрого разгона и выглянул в окно.

Дежурный по станции, нервничая, поглядывал на часы. Вдали, на 5-м посту, ждали стрелочники.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Дело командора

Научно-фантастическая повесть