Крах

Леонид Милош| опубликовано в номере №1460, Март 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Стрелка, два часа. — В два «кинут» очередную машину, а вечером к нему завезут «оброк» спекулянты «галерки» и доставят новую партию товара цеховики. Единственное, что он делал сам, — принимал деньги и передавал товар, это никому не доверял, все остальное делали «капитаны» и «сержанты» его «фирмы». Учет и контроль у Васильева были на первом месте.

Свободного времени у него никогда не было, стрелка его деятельности ни на минуту не останавливала свой бешеный темп. Жил скромно: старая обшарпанная мебель, сломанная кровать, в холодильнике консервы, килька, вареная колбаса — никаких деликатесов. Только новенький видеомагнитофон «Панасоник» и цветной японский телевизор той же фирмы с пультом управления никак не вписывались в эту убогую обстановку запущенной и грязной квартиры. Впрочем, этот «спартанский» образ жизни объяснялся патологической жадностью Васильева. Он щедро вкладывал деньги только туда, где можно было получить прибыль (при обыске у Васильева нашли записку, в которой он подсчитывал свои затраты по индпошиву на период летней кампании 1987 года. Закупленные им ткани, «молнии» и фурнитура составили внушительную сумму — 110 тысяч рублей). Не гнушался при этом и обманывать своих приближенных.

Одевался Васильев тоже с претензией на оригинальность. На Невский запросто мог выйти в потрепанной «самопальной» куртке и... резиновых по колено сапогах. На допросы в милицию приезжал в простеньких старых брюках и в шестирублевой клетчатой рубахе. Зато внизу этого «простого» парня поджидал блестящий никелем «Форд».

Васильева не арестовывали целых два месяца, в то время как все его ближайшие «сподвижники» уже давно привыкли к тюремному режиму. Брать «босса» было рано, не хватало улик, а улики складывались из показаний свидетелей. Привозят в Управление уголовного розыска уже знакомого нам Зураба Хоперия. «Что можете сказать о Васильеве?» Шамкая беззубым ртом, Хоперия на все лады расхваливает Сергея — отличный парень, отличные ребята! Стычка у Энергетиков? Да, приезжали какие-то хулиганы, но Сережа-то здесь при чем?! Спекулянты с «галерки» и другие «центровые» дельцы при упоминании фамилии Васильева делают удивленное лицо. Нет, такого они не знают, впервые слышат. Ах, арестованные сами говорят про них? Да, что-то припоминают, но показания против Васильева давать не будут. Единственное, что волнует всю эту разношерстную публику, — как бы самих не арестовали. Правда, есть такие, кто откровенничает о «подвигах» Васильева, например, Дахья. Он многое знает, многое помнит и прекрасно понимает, что события пятилетней давности к делу не пришьешь — доказательств не хватит. Но Дахье терять нечего, получил уже свои 15 лет за валютные операции. Есть и другие, кто может поведать о «рэкете» и о «галерке», об автомобильном рынке и о картежниках, назвать десятки фамилий, которых «рихтовали» «боевики», у кого корежили машины и кого закапывали в землю. Для протокола? Боже упаси, для протокола они ничего говорить не будут. Ворон ворону глаз не выклюет.

Не напрасно на всех судебных заседаниях «дежурили» оставшиеся на свободе приятели Васильева. Они умели обрабатывать свидетеля, если к тому же, как говорится, у того рыльце в пушку. Все это сотрудники милиции предвидели. Васильев грабил таких же, как сам, только более слабых и менее организованных преступников. А в мире дельцов у милиции обычно защиты не просят и по судам не ходят. Подпольные цеха по индпошиву — дело тоже малоперспективное (уже намечалось принятие Закона об индивидуальной трудовой деятельности). Оставались автомобили. Спекуляция и мошенничество здесь были налицо. Поэтому к суду компанию Васильева привлекли как обычных спекулянтов и мошенников, не больше.

По-разному вели себя во время следствия преступники. Васильев, все еще не веря, что его ждет печальная участь, балагурил:

— Мужики, сколько вы в своей милиции получаете? Вы же все нищие! Хотите я вас на работу устрою, хоть по тысчонке иметь будете.

Этот денежный мешок все мерил только деньгами. Этот плохой. Почему? Потому что денег нет и машина плохая, советская. А этот хороший — денег много, и «тачка» фирменная. У самого же Васильева образование на уровне пятого класса. О театрах он никогда не слышал, газеты и книги не читал, некогда было. Любимая тема разговора — деньги и только деньги. Все советское он ругал, западное хвалил. Когда сотрудник уголовного розыска спросил, что именно советское ему не нравится, услышал неожиданное:

— Все! Все плохо, и все сволочи!

Откровенный цинизм Васильева поражал, явные факты мошенничества он признавал и тут же недовольно добавлял:

— Но я же у спекулянтов машины брал, я жуликов наказывал.

Как это ни смешно, но он претендовал на роль санитара общества, излечивающего социальные болезни кулаком и «жигулевским» коленвалом. Но у Васильева всегда была одна-единственная вера — деньги, только им он поклонялся, только им верил, все остальное — словесная ширма.

Много времени и сил в борьбе с компанией Васильева пришлось потратить сотрудникам Ленинградского уголовного розыска и следствия, работали, что называется, на пределе, по 12 — 14 часов в сутки. Большое гражданское мужество потребовалось и председателю нарсуда Красногвардейского района Н. Г. Власову, чтобы взяться за это дело. Ведь некоторые юристы считают подобные преступления, с точки зрения доказательств, малоперспективными. Свидетели изменят показания, адвокаты пойдут в наступление железной фалангой, и дело развалится. Его отправят на доследование, потом виновных оправдают за недоказанностью — сколько раз такое было. В итоге виноваты правоохранительные органы, опять «фабрикуют липу»!

Но в данном случае справедливое возмездие настигло всех преступников, их приговорили к различным срокам наказания с конфискацией имущества (С. Васильева к 6 годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии строгого режима). Суд кончился, но многие неразрешенные вопросы остались. И прежде всего такой: а смог бы Васильев и его компания делать свой «бизнес», если бы не несовершенство отдельных сторон нашей жизни? Возьмем тот же автомагазин. Золотые изделия, купленные тридцать лет назад, человек несет в комиссионный магазин, сдает по новой цене, и никто не обвиняет его в спекуляции и нетрудовых доходах. Цены растут, ничего не поделаешь. А вот с оценкой автомашин до сих пор происходит какая-то неразбериха. «Волга» ГАЗ-21 ничуть не хуже «Москвича» 2140. Но владелец «Москвича» за свою машину официально может получить около восьми тысяч рублей, владелец же «Волги» не получит и половины. Кому выгодна подобная система продажи? В первую очередь спекулянтам, жуликам и взяточникам из комиссионных автомагазинов. Но ведь и государство на этом теряет большие деньги (нетрудно подсчитать, сколько составляют семь процентов с четырех или, например, с десяти тысяч). Почти все обманутые автолюбители с удовольствием поставили бы свои машины на обезличенную продажу и сами назначили им цену (как делают владельцы «Жигулей»). Если цена высокая, через каждые 15 дней происходит уценка, как и во всех комиссионных автомагазинах страны. По этому поводу суд и направил частное определение в адрес Министерства торговли РСФСР и Автотехобслуживания Ленинграда.

Теперь о наперстках. До сих пор нет твердого мнения, что это — азартная игра, фокус или мошенничество? Тот, кто крутит наперстки, может точно сказать — мошенничество, не сомневаются в этом и работники милиции. Но личное мнение и официальное законодательство — разные понятия. Задержали однажды нигде не работающего игрока в наперстки, изъяли у него 4 тысячи рублей. Затем наложили штраф 50 рублей, а тысячи вернули — поступили по закону. Вот и получается, что порой наше законодательство «защищает» ловких мошенников вместе с их доходами.

Спекулянты с «галерки» и подпольные «цеховики». Теперь-то им раздолье — Закон об индивидуальной трудовой деятельности надежно оградил их от милиции. Подпольные цеховики давно легализовались, открыв кооперативы и накупив патенты, только о своих доходах они по-прежнему умалчивают. Мало кого интересует, и где они берут заводское оборудование, которое не продается? (А ведь его можно только или украсть на государственных предприятиях, или получить за взятку.) А какие материалы они используют при изготовлении фурнитуры? Все те же, заводские. Спекулянтам прятаться тоже особенно не приходится. Один изготовляет, второй реализует, «кооперативное» разделение труда. Правда, в члены кооператива «реализатор» не вступает, но если надо — бумажку принесет.

Против картежников тоже единственная санкция — штраф 50 рублей. Но такими «строгими» мерами их навряд ли испугаешь. Они обыгрывают любителей острых ощущений, в карманах которых завалялись отнюдь не трудовые копейки. Приемов для этого у шулеров-картежников предостаточно.

Вот и получается, что есть, оказывается, пока еще и у нас та почва, на которой взращиваются Васильевы и иже с ним преступные элементы.

— В настоящее время органы внутренних дел не могут вести достаточно эффективной борьбы с подобной группой преступников, — говорит заместитель начальника ГУВД Леноблгорисполкома генерал-майор милиции Михаил Иванович Михайлов. — Причин тому много. В современных условиях правотворчество отстает от реальной жизни. Сейчас увеличивается разрыв в оценке общественной опасности отдельных действий со стороны населения и закона. Существуют явные противоречия между правовыми нормами и оценкой отрицательных явлений с позиций нравственности, социальной справедливости.

Простой пример: множественность цен на один и тот же вид дефицитных товаров позволяет махинаторам извлекать солидные барыши, не нарушая ни одной из статей УК РСФСР. А новые виды жульничества, азартные игры в карты, в наперстки? Закон по этим вопросам четкого и однозначного ответа пока не дает.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

«Секрет»

Клуб «Музыка с тобой»