Крах

Леонид Милош| опубликовано в номере №1460, Март 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Хорошо, тогда завтра даю бой! — спокойно ответил Васильев и положил трубку.

На следующее утро пять машин стремительно подкатили к автомагазину на проспекте Энергетиков, пронзительно взвизгнув тормозами, замерли как вкопанные. «Команда» Симона уже ждала гостей. Кавказцев было человек десять: Зураб Хоперия, как всегда, крутил наперстки, остальные находились поблизости.

— Давай! — скомандовал Васильев. «Боевики» ринулись вперед, в руке у одного был жигулевский коленвал, у другого — металлический прут. На этот раз произошла не драка, а настоящая бойня. Кто-то из «боевиков» первым же ударом выбил зубы Зурабу Хоперия, кому-то сломали руку.

После этого Симону стало ясно, что пора сворачиваться, с Васильевым шутки плохи. Рано или поздно в каком-нибудь темном переулке прижмут и его, Симона, а всех его игроков разместят по больничным койкам.

Так Васильев стал полноправным хозяином «наперсточной игры» в Ленинграде. Наперстки крутили все те же жулики, только теперь они крутили их на карман Васильева. А что им оставалось делать? Как известно, сила силу ломит. После очередной встречи в «Розе ветров» Васильев мог за полчаса в любое время дня и ночи собрать «команду» в 50 «бойцов». Заявить в милицию? Но от одного этого слова жуликам становилось не по себе. Лучше уж согласиться на кабальные условия Васильева, зато будет гарантия, что тебе не выбьют челюсть и к концу «рабочего» дня ты получишь свою долю.

После наперстков Васильев решил заняться автомобилями. На автомобильном рынке тоже господствовали кавказцы, только другие, не наперсточные. Подъезжает новенькая машина, а к ее владельцу уже спешит грузный мужчина и с характерным акцентом говорит: — Продай, дорогой, любые деньги сверху заплачу.

Сверху — значит дороже госцены или магазинной оценочной стоимости. Разумеется, владелец хочет получить за свой автомобиль максимальную цену независимо от оценки в комиссионном магазине. Как правило, эту разницу, «верхушку», продавец получает наличными в момент оформления купли-продажи, и составляет она внушительную сумму — от тысячи до десяти. Все зависит от модели и года выпуска. За иностранные машины могут заплатить и больше. Кто-то считает это спекуляцией, кто-то нетрудовыми доходами. Но обратимся к Уголовному Кодексу РСФСР. Статья 154 (спекуляция) трактуется как скупка и перепродажа с целью наживы. Человек, который покупал машину десять — двадцать лет назад, вряд ли думал о перепродаже и тем более о наживе. Другое дело, если он приобрел машину и сразу же поехал продавать ее. Поэтому у комиссионного автомагазина встречаются разные люди — и отъявленные спекулянты, и неискушенные владельцы резко подорожавших за последнее время «Волг».

Вот из-за этого несовершенства автомобильных цен и появились так называемые «кидальщики». Обещают продавцу любую сумму сверху, а когда уже оформляют машину, «кидают» продавца, то есть обманным путем не платят обещанную сумму. Обманывают по-разному — от ловкого мошенничества до откровенного насилия. В этом деле Васильев тоже решил навести порядок.

На этот раз все обошлось меньшими жертвами. После монополизации игры в наперсток авторитет Васильева в деловом мире резко возрос. Сергей позвонил одному из заправил автомобильного бизнеса, велел убираться с рынка. Перепуганный делец попытался вступить в переговоры, но Васильев положил трубку. В услугах того он теперь не нуждался, своих людей хватало. На следующий день на проспект Энергетиков прикатило пять «Жигулей». При виде этих машин кавказские «кидальщики» сразу же ретировались, обзаводиться вставными челюстями никому не хотелось. Вскоре большинство из них уехало из города, остальные занялись другим бизнесом. Так Васильев монополизировал и автомобильный рынок.

Процесс покупки и перепродажи машины «фирма» Васильева проводила по четко отработанному плану. Одни ловили «лохов» (так они называли доверчивых, неискушенных людей, продающих что-либо дефицитное и дорогое), вторые договаривались с ними о цене, третьи «кидали».

Каждый месяц жулики покупали и перепродавали по нескольку машин. Некоторые брали лично для себя и своих знакомых. Для Васильева подыскивали иномарки: он предпочитал только фирменные «тачки». Сначала ездил на новенькой «Тойоте», затем на «Форде»; «Мерседес» обкатать не успел, арестовали.

Теперь со всей откровенностью и прямотой проанализируем деятельность преступной группы Васильева. Из мелких валютчиков и спекулянтов эти молодые люди постепенно превратились в хорошо отлаженную организацию по террору и вымогательству у других преступников денег. Каждому тут была отведена своя роль — одни бьют, другие вымогают деньги и следят за регулярностью их поступления, третьи ищут «лохов», четвертые «кидают», пятые перепродают купленные обманным путем машины. И все эти группы и подгруппы работают на одного человека — Васильева. Как назвать эту преступную организацию? «Фирмой»? Мафией?

Васильев постоянно искал новые сферы влияния и новые прибыли. Он не остановился на захвате автомобильного рынка и игры в наперсток, следующим его шагом стала борьба за «галерку». Васильев решил обложить всех «центровых» спекулянтов налогом, а кустарей-цеховиков, большими партиями штампующих «импортные» тряпки, заставить работать на себя.

Но сделать это было не так просто, не каждый спекулянт согласится делиться своей «чистой» прибылью. И снова в ход пошли кулаки и угрозы. В те дни среди спекулянтов можно было услышать такой диалог:

— Знаешь, что вчера с Витькой сделали? Отвезли за город и закопали в землю.

— Не может быть!

— Может. Правда, закопали по шею, как в кино, — одна голова торчит. Он сразу же сломался. А Петьке сегодня с утра всю машину покорежили. В общем, ты как хочешь, а я буду с Васильевым работать, не хочу, чтобы меня тоже, как Витьку...

От таких разговоров у любого мурашки забегают по коже. Через две недели Васильев полностью взял под свой контроль «галерку». Вышел он и на подпольных «цеховиков» (до Закона об индивидуальной трудовой деятельности еще было далеко). Цеховики с большей охотой, нежели спекулянты «галерки», согласились сотрудничать с Васильевым. Он им давал солидные заказы, обеспечивал всем необходимым сырьем, гарантировал твердую оплату после реализации товара. Тем, кому не нравились условия, приходилось поспешно покинуть город или уйти в подполье.

Теперь Васильев уже сам никуда не ездил, руководил по телефону.

— Стрелка, 12 часов. — Это означало, что в 12 часов дня только в известное ему одному место привезут налог игроки в наперсток.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Секрет»

Клуб «Музыка с тобой»