Ключ

Надежда Железнова| опубликовано в номере №1053, апрель 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пожалуй, это началось с тех беспокойных дней, когда в Московском театре сатиры уже полным ходом шла работа над новым спектаклем. Подобран блестящий актерский ансамбль, готова «конструкция» спектакля, идет работа над декорациями, воскрешающими на сцене наших дней «франтоватую», «французистую» Испанию XVIII века. Но пока нет Сюзанны, чей образ так важен для общей атмосферы спектакля.

Ни на одной из пяти претенденток на эту роль строгий и взыскательный режиссер Валентин Николаевич Плучек не может окончательно остановить свой выбор.

— Знаете, каждому актеру для успеха одного таланта мало. Можно годами работать над ролью, но не встретить своего режиссера, — убежденно говорит Нина. — Когда я приехала из Перми в Москву, пару дней не отходила от дверей «Современника». Но не пойдешь же сама показываться: «Посмотрите меня, пожалуйста, Олег Николаевич!» Мне повезло. «Своего» режиссера я встретила в мхатовской школе: это Евгений Радомысленский, человек большого таланта, доброго сердца и поразительного такта. Нам, студийцам, он сумел привить главное: умение создавать свой образ в условиях жесткого режиссерского замысла, умение мыслить самостоятельно. Как помогла мне «школа Радомысленского», когда в один действительно прекрасный для меня день на репетицию студийного «Фигаро» пришел артист Валентин Гафт! На сцене Театра сатиры ему предстояло сыграть графа Альмавиву — «великого коррехидора Андалусии». У него и родилась идея посмотреть меня в качестве претендентки на роль Сюзанны...

И еще один прекрасный день. С дождем и снегом. С сомнением и недовольством собой: мне бы повторять слова роли, хотя с Сюзанной я «дружна» с третьего курса студии, когда мои педагоги решили, что амплуа субретки уготовано мне навечно. А я не могу преодолеть себя, свое настроение и страх: ведь первая репетиция Сюзанны в сцене с Фигаро — Андреем Мироновым — проходит в присутствии почти всей труппы Театра сатиры. На зрительских местах сидят актеры, имена которых — синоним непререкаемого авторитета: Т. И. Пельтцер, А. Д. Папанов, Г. П. Менглет. Каким будет их приговор?

(Нина Корниенко не рассказывала мне о том, что я узнала позже: эта репетиция закончилась аплодисментами всех, кто сидел в зале.)

В спектакль, почти готовый, Корниенко вводили всего за два месяца до премьеры. И более того, в жесткие рамки она была поставлена не только временем. В те же самые дни молодая актриса работала над той же самой ролью в том же спектакле школы-студии МХАТа. Но главная трудность молодой дебютантки и беспрецедентность ситуации заключались в том, что Нине предстояло создать два совершенно разных образа героини, в двух разных по режиссуре работах.

Театр сатиры за интригой, искрящейся весельем, за изящным комизмом бессчетных перипетий раскрывает социальную тенденцию комедии Бомарше. «Сорвать с пороков личины. Выставить пороки во всей их наготе» — эти слова Бомарше — ключ к раскрытию образов в этом спектакле. Сюзанна — Корниенко пластично и естественно вписывается в праздничный спектакль, в ритмы музыки Моцарта, в изящный стиль рококо графского замка. Но перед нами не традиционная субретка французской комедии. Сквозь лукавство и порывистость молодости чувствуется глубокая личность. Незаурядная натура сметливой крестьянки, до озорства бесстрашной дочери своего народа. «Фигаро в юбке» — подсказал новую грань этого характера Станиславский. Именно такова Сюзанна в исполнении молодой актрисы.

А в студии?

Тут уже режиссерский акцент на карнавальное начало комедии Бомарше. Эпиграф к пьесе: «Здесь в веселом представленьи заключается урок...» — воспринимается как «указание к действию». Главное в студийном спектакле — демократический пафос пьесы. Идея спектакля — свобода. Свобода каждого участника этого представления на импровизацию. Отсюда и новое толкование ролей. Сюзанна — не просто плутоватая служанка и наперсница графа. Тем более, что в спектакле отсутствуют и замок, и сады, и великолепие костюмов: есть просто фургон, который в начале действия выкатывают на сцену герои. Есть шесты, которые они втыкают в сцену, выгораживая площадку действия. И графиня восседает на обыкновенной бочке. Фигаро бреет графа прямо у фургона. Все это необходимые детали для прочтения спектакля Евгением Радомысленским. Атрибуты карнавальной стихии определили и демократическую тональность спектакля и мир, в котором вольно импровизировали студийцы, теперь уже ставшие актерами столичных театров: Нина Корниенко, Екатерина Градова, Алексей Левинский.

В студийной работе «интрига» на втором плане. Главное — внутренний мир героини. Целостность ее чувств. Душевный покой и ясность Сюзанны, которые так манят и заставляют соперничать Фигаро и Альмавиву. Нина Корниенко вновь демонстрирует зрителям сильный характер, натуру страстную, но не лукавую и проказливую. Ее Сюзанна — воплощение женского начала. Глубина ее любви к Фигаро, неподкупная честность, верность любимому — вот ее кредо! Краски в этом образе мягче, приглушеннее, чем в блистательном фейерверке спектакля Театра сатиры.

«Ну, что ж! — скажет читатель. — Прекрасное начало. Два успешных дебюта в год». И правда, здесь можно бы поставить точку. Закончить рассказ о дебютантке Корниенко, фамилия которой все чаще и чаще появляется на афишах театра. Но тогда за пределами рассказа останется характер самой Нины. Не актерский — человеческий. Требовательный к себе, настороженно-критический, бескомпромиссный.

В прошлом году Нина Корниенко показала новую работу в спектакле по пьесе венгерского драматурга Миклаша Дьярфаша «Проснись и пой!». Это смешной, легкий, лукавый спектакль. Его постановщики — Марк Захаров и Александр Ширвиндт — утверждают естественность радости и доброты. И в этом им немало помогает главная героиня спектакля Карола. Жизнерадостная девушка, одна из тех, вокруг которых словно молодеет мир, все краски земли становятся ярче и сочнее, а с людей как будто слетает шелуха отчужденности и душевной скованности. Мало сказать, что Нина хорошо играет эту роль. Она просто, легко и естественно живет на сцене — в мире улыбок и будней, житейских перипетий и сложных человеческих отношений. Естественная, заразительно молодая, будоражащая весь зрительный зал своей радостью, прекрасно справляющаяся с массой технических трудностей, будь то мимоходом проделанный акробатический этюд, темпераментный танец, грациозно исполненные элементы гимнастики.

Актерские возможности Нины раскрываются здесь по-новому полно, оригинально. Представьте теперь, после большого успеха Корниенко в этой роли и массы хвалебных рецензий, мое удивление, когда узнаю, что при обсуждении в театре пьесы «Проснись и пой!» Нина была единственной, кто проголосовал против постановки. Оказывается, в коллективе были предположения, что роль Каролы поручат ей, а Нина поначалу увидела ее простым «продолжением Сюзанны». Ведь и Карола — «сгусток» энергии, жизнерадостности, молодости. А что может быть опаснее двух похожих ролей в один сезон?!

Зато роли разных полюсов театрального репертуара ей дороги и необходимы. С одинаковой требовательностью отрабатывает актриса и главную роль и «вставной» номер — выступление поэтессы Ольги (прообраз Ольги Берггольц) в спектакле «У времени в плену». Эта, казалось бы, небольшая актерская работа заслуживает того, чтобы рассказать о ней подробнее. Потому что за несколько минут присутствия на сцене Нина Корниенко создает образ яркий, убедительный, запоминающийся.

...Яркий сноп света вырывает из темноты тоненькую девичью фигурку. В спектакле-композиции, созданном Валентином Плучеком по произведениям Всеволода Вишневского, сохранена главная тема его творчества — пафос народной борьбы за торжество наших идей, за новый мир, добываемый в крови и страданиях, за будущее. Об этом и говорит со зрителем поэтесса Ольга, в образе которой Корниенко удалось подчеркнуть романтическую устремленность, искренность и революционный гуманизм молодых борцов за общее счастье. Интонация глубокой человечности, поэтичность и большое личное обаяние — вот грани этого образа, который по праву причисляется к ряду больших удач молодой актрисы.

Ну, а ближайшие планы Нины? В них — роль «слесарши» из гоголевского «Ревизора» и образ одной из героинь спектакля, создаваемого сейчас в Театре сатиры по ранним произведениям Николая Погодина.

В «Темпе-29» — так будет называться этот спектакль-композиция — Нине Корниенко предстоит сыграть Анку: образ лирико-героический, женственный. По мысли режиссера, эта работа заставит актрису раскрыть новые штрихи ее актерского характера. По мнению самой актрисы, эта роль, явно не похожая на предыдущие, приближается по мелодике к заветному Комиссару...

В каждой работе Нины Корниенко, бесспорно, останутся порывистость, энергия, всплески эмоций, неподдельная молодость — не как отработанный, проверенный на зрителе прием, штамп, а как существенная часть натуры самой Нины Корниенко, актрисы, которая придирчива к себе в каждой работе, потому что стремится найти свое решение образа, свой ключ к нему.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Завтра, завтра, завтра…

Фантастический рассказ

Свидание

Рассказ