Клич с острова Попова

А Берсенев| опубликовано в номере №169-170, октябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Но надо работать. А на заводе нехватка в людях. У многих моих товарищей там, за Уральским хребтом, остались любимые. Но... всегда на пути встает это «но». Сначала дело, потом любовь, личное.

И как можно рассуждать по - иному? Вы посмотрите на висящую в клубе доску выполнения промфинплана ивасевой путины.

По вылову задано 50 000 центнеров; выполнено 34 процента.

По консервированию 75 000 ящиков; выполнено 17 проц.

По засолу 21206 центнеров; выполнено 42 проц.

По экспорту 35 000 центнеров; ВЫПОЛНЕНО 19 проц.

Скучные, позорные цифры. А ведь до конца ивасевой путины осталось полтора месяца. И рыба не будет ждать, пока мы управимся. Значит, надо спешить.

На заводе стихийное ударничество среди лучшей части рабочих, еще не подхваченное и не поддержанное завкомом. Рабочие не знают о результатах работы своего станка, бригады, цеха. План не доведен до станка. Нет учета. Замечательно, что на заводе можно говорить с любым о социалистическом соревновании, вне завода - стыдятся. Это проросли семена кулацкой работы, «Жоржиковского» влияния.

Угрюмые сопки, обросшие щетиной таежника, ежедневно будит гудок в 6 утра, а шабашит - в 12 ночи. Завод мал. Рабочих не хватает. Но лучшая часть рабочих понимает, что работать надо хотя бы и 12 и 16 часов в сутки.

Мы не скулим. Мы не шепчемся по углам. Мы довольны, что команды гословцов сегодня привезли большой улов.

Больше чем вчера.

Вот эти слова следовало бы написать огромными буквами на кумачовом полотнище и протянуть над проходной будкой завода.

Сопки притихли и слушают, как трудятся люди. Все вместе: русские и корейцы, китайцы и украинцы. Когда гаснут заводские огни, пробуждается пристань. Мотористы разогревают примуса своих моторов.

Качаясь на волнах, мерцая сигнальными огнями, идут навстречу ночи, на восток, мотокатер, кунгусы, шаланды и кавасаки. Ударники - ловцы идут добывать сырье - жирные руна сардинки.

Запенилось, поседело море. Поседели зеленые сопки от пришедшего с заморской стороны непрошенного гостя - тумана. О берег скалистый зеленой лапой злобно бьет прибой. Плачут чайки. Будет шторм. Пусть штормит! Гословцы все - таки выходят в море. Они ударники. Им не «слабит» в бурю.

Слу-у-ша-ай! Тревога! Тревога!

В бюджете страны рыбное хозяйство приобретает все большее и большее значение. Задача - рыбная пятилетка в три года - должна быть выполнена полностью. От выполнения рыбной пятилетки зависит разрешение мясной проблемы, проблемы рабочего снабжения.

При умелом, гибком хозяйствовании, при подборе крепких кадров Дальний Восток сможет прокормить не один десяток тысяч пролетариев своей вкусной, разнообразной рыбой. Фраза «Дальний Восток - край неисчерпаемых богатств» - мертвая фраза. Богатства эти плавают в море, лежат под ногами, топчутся нами. И чтобы их добыть, нужны не «Жоржики», а ударники - энтузиасты, большевистское племя.

Не верьте тому, кто плачется на нехватку людей. Дело не в количестве, а в качестве. Не хватает не «энного» количества, а людей - энтузиастов, подлинных героев пятилетки.

Дальневосточный крайком ВЛКСМ учел это и весной 1930 г. мобилизовал на рыбалки горсточку комсомольцев. Большинство разбежалось, не принеся никакой пользы. Идея комсомольской мобилизации запачкана дезертирами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены