Каким ключом открывается роль

Гортензия Владимирова| опубликовано в номере №1223, май 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Олег ТАБАКОВ. Катя Маркова – человек верный, Екатерина МАРКОВА. Преступно прожить по инерции хотя бы неделю.

Среди кочующих сюжетов кино и драматургии есть один нестареющий: молодая актриса, неожиданно заменившая героиню, восторженно принимается публикой. Успех, дебют, новые роли... Счастливая случайность открывает перед новой звездой усыпанные цветами дороги.

Нет слов, подобное в жизни случается. Только не с такой водевильной легкостью. Его Величество Случай на поверку оказывается следствием серьезного и ответственного отношения актрисы к своему призванию.

...Шли гастроли. Напряженное театральное лето. Коллектив «Современника» показывал бакинцам свои лучшие спектакли, в том числе и «Большевики» М. Шатрова. Внезапное заболевание вывело из строя исполнительницу роли Марии Ильиничны Ульяновой. Отменять спектакль было поздно, заменять пьесу в юбилейном отчете театра перед зрителями недопустимо. Вызвали Катю Маркову.

Бывают минуты, когда нельзя сказать «не смогу», «не сумею». Если выбор пал на тебя, значит, в тебя верят.

Ее уже гримировали, причесывали, а она повторяла и повторяла слова знакомой, но чужой роли. В глазах стояли сцены с участием Марии Ильиничны, в десятый раз переживала актриса события спектакля. Окружающие что-то говорили, желали «ни пуха», но она не слышала, не отвечала. Перед выходом на сцену, собранная, но какая-то окаменевшая, Катя взглянула в зеркало. На нее смотрела строгая и очень усталая женщина, много пережившая, но способная держаться твердо и спокойно. Это было неожиданно. Кровь отхлынула от щек, и Катя решительно шагнула под лучи софитов. Ей говорили потом, что ввод оказался успешным, что ни партнеры, ни зрители не ощутили замены исполнительницы. Наверное, это так и было. Но ее радовали не столько эти хорошие слова, сколько то, чего она не знала в себе прежде, – способность к глубокому перевоплощению.

Дебют открыл путь к работе над ролями, которых она прежде не играла. Теперь можно было надеяться на встречу с героиней старшего возраста, изведавшей глубокие чувства, может быть, страдания.

Творческая судьба актрисы всегда волнует зрителя. Но вдумчивому соратнику по работе она виднее, чем нам, сидящим в зрительном зале. Таким человеком для Кати Марковой стал народный артист РСФСР Олег Табаков. Его комментарии и сопроводят наш рассказ о молодой актрисе.

Олег ТАБАКОВ.

Впервые я увидел Катю Маркову в одном из спектаклей ТЮЗа. Увидел просто танцующую девочку. Но она проделывала ритмичные па какого-то современного танца так самозабвенно, что сразу стала видна и ее музыкальность и пластичность, а главное – любовь к театру.

– ...А знаете, – рассказывает актриса, – во сне я до сих пор играю свою первую роль – Машу из пьесы Г. Мамлина «Эй ты, здравствуй!». Девчонка была с характером, с таким внутренним зарядом, что в пору электричество вырабатывать. Я играла ее или жила вместе с нею – не отделить. До сих пор, приснится Маша, я просыпаюсь и не пойму: я это была или она?..

Понадобились годы профессиональной учебы, чтобы почувствовать, что работа актрисы – это не только окрыленность и юношеское вдохновение, а каждый выход на сцену – очередная ступенька к мастерству. Любая роль неизбежно связана, с сомнениями, самокритичным «не так», «не то», с постоянным напряжением сил физических и духовных.,

Однажды Екатерина Маркова прочла у Герцена: «Художник определяется порогом его боли». Фраза пронзила точным совпадением с собственными раздумьями. Слова Герцена как бы вобрали в себя и ее представления о жизни в искусстве, где ничего нельзя достичь без напряженного стремления к новым высотам. Пусть будет больно, трудно, тяжело – надо перебороть себя, пересилить. Усталость – побоку. Лень – о, эту коварную даму поскорей выставить за дверь и выполнить, выполнить, выполнить данное самой себе обещание – встать пораньше, успеть побольше. Прочитать, запомнить, усвоить, попробовать и тот вариант, и другой, и третий...

Выпадали дни, когда казалось: нельзя дольше выдержать перенапряжение. Репетиции и спектакли, маленький сын, киносъемки, учеба в аспирантуре... Сколько раз хотелось продлить сутки хоть на

несколько часов. Но время нельзя растянуть. Его можно только уплотнить жестким рабочим регламентом, самоограничением.

– Помимо всех притягательных сторон, театр – - это ежедневный изнурительный труд, – нередко говорит своим товарищам по искусству Олег Табаков.

Заповедь эту затаенно принимают все, кто переступил порог театра со служебного входа. Готов к работе до полной отдачи – «Современник» станет твоей судьбой. Оступишься – что же, не каждому дано выдержать восхождение по крутой тропе.

Олег ТАБАКОВ.

В «Современнике» Катя Маркова уже шестой год. Мне нравится, что она не утратила при этом. способности радоваться каждому рабочему дню, каждой репетиции и спектаклю. В ней не появилось равнодушия, а играет она много, часто занята в детских спектаклях. Она обладает обостренным чувством ответственности, а это значит, что наш театр стал ее домом.

– А значит ли это, что и Катя стала актрисой «Современника»?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пять адресов подвига

На важнейшие стройки десятой пятилетки отправился Всесоюзный ударный комсомольский отряд имени XVIII съезда ВЛКСМ