К вершинам знания

Борис Азбукин| опубликовано в номере №477, апрель 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

Никодим Рыков, Василий Казанский и Юрий Мягков, три студента одного института, встретились на левом берегу Днепра. Был солнечный сентябрьский день. В воздухе плавали паутинки, неся с собой еле уловимый запах осеннего увядания. Вдали, на Заднепровском плацдарме, грохотали орудия и слышался металлический треск рвущихся мин.

- Ты вот, Никодим, в офицеры пошёл, а мы от студентов отстали и к офицерам не пристали, - с горьким юмором заметил старший сержант Мягков своему другу Рыкову, неладно произведённому в младшие лейтенанты.

- Вы меня ещё перегоните. Из таких капралов выйдут славные генералы! пошутил Никодим.

- А я, друзья, вчера получил письмо, - сказал Казанский. - Порядки, пишут, в институте стали жёсткие. Война подкручивает всех.

Казанский мечтательно поглядел на синие дали, на ленту реки, пропадающую в туманной дымке.

Они умолкли. Их мысли унеслись в Москву... Лекции, аплодисменты профессорам. Комсомольские собрания. Горячие споры о любви, дружбе, этике. Праздничные вечера. Лыжные состязания... Как всё это далеко! И повторится ли вновь? А как хорошо было бы вновь окунуться в эту любимую студенческую жизнь!...

. - Только здесь я понял, как ещё мало мы знаем, - сказал Никодим Рыков, нарушая молчание. - Теперь бы я учился иначе!...... Мечты их сбылись. Они вновь вернулись в свой институт вместе с тысячей других участников Отечественной войны. Каждый пятый студент Московского энергетического института имени Молотова - вчерашний солдат, сержант, офицер. Именно они определяют лицо сегодняшнего студенчества. Многие нынешние студенты в военные годы прошли суровую трудовую школу. Зайдите на любой факультет - в лекционных залах много юношей в гимнастёрках с разноцветными ленточками на груди; они смотрят на жизнь, на своё будущее глазами людей, прошедших сквозь пламя и тяготы войны. И они принесли с собой огромную жажду знаний.

У студента Никодима Рыкова пожизненная память о Днепровской битве - пустой правый рукав. Это не остановило его. Он взял карандаш в левую руку и долго, упорно трудился, пока научился бегло записывать лекции. Потом овладел рейсфедером и сейчас блестяще выполняет сложные чертёжные работы.

- Теперь я левша, из ружья без промаха на лету птицу бью, - улыбаясь говорит Рыков.

И это - не самохвальство. В своё время, на войне, он был снайпером и имеет на счету 16 убитых немцев.

Майор в отставке Александр Сукомел, явившийся из госпиталя в аудиторию на протезе, Валентина Петрова, недавно снявшая погоны старшего лейтенанта, разведчик Юрий Яунзем и сотни, сотни других бывших воинов - они сердце института, они создают атмосферу деловой, кипучей общественной жизни, захватывающей, жадной учёбы.

Им, три - четыре года не державшим в руках книги, трудно учиться. Но ими владеет неудержимая страсть к знаниям, и они преодолевают любые затруднения. Их не страшат сложность программы, отсутствие учебников по некоторым дисциплинам: они привыкли трудиться. Их не пугает перспектива существования на скромную студенческую стипендию: они привыкли себя ограничивать. Они готовы вынести любые трудности, чтобы достигнуть цели. Им памятны слова Маркса о том, что только тот может рассчитывать достигнуть сияющих вершин науки, кто, не страшась трудов, карабкается по её каменистым тропам.

В МЭИ, как сокращённо называют Московский энергетический институт, мне довелось попасть в разгар экзаменационной сессии. Никодима Рыкова я встретил в одной из аудиторий, когда он сдавал последний экзамен - но тепловым сетям. Был он в приподнятом настроении человека, который хорошо выполнил трудную работу. Сессия, как и всегда, прошла у него блистательно, на пятёрки. У его фронтовых друзей дела также шли отлично: Василий Казанский успешно справлялся с последним экзаменом, Юрий Мягков ещё месяц назад - досрочно - сдал все предметы на «отлично».

Сессия - это не обычные учебные дни, когда жизнь идёт установившимся, привычным ритмом: утром короткие, но шумные минуты в коридорах, затем лекции, потом недолгий перерыв на обед, и опять вечер за книгой в библиотеке или на собрании. Нет, дни сессии - это напряжённое, горячее, бурное время. Ему предшествуют долгие ночи, проведённые с книгами, за чертежами.

В институте везде и во всём чувствуется страдная пора. Экзамены! Им подчинена и учебная, и общественная, и личная жизнь.

более чем шести тысяч студентов и преподавателей института. Подготовка и ход сессии - самая жгучая тема любых студенческих партийных и комсомольских собраний. На столах в комсомольском комитете, в парткоме и в профкоме сводки о ходе сессии. В печатной газете «Энергетик», в бесчисленных «Окнах сатиры» и в стенных газетах заметки об экзаменах.

Мы останавливаемся у стены, сплошь заклеенной плакатами. Дежурный по факультету вывешивает новые объявления. Кистью па большом листе написано:

«МОЛНИЯ. Первый курс начал сессию! 19 студентов группы Э-3-46 сдали экзамены по начертательной геометрии на повышенные оценки. Поздравляем с первыми успехами!»

Рядом другой дежурный пишет на доске мелом свою «молнию»:

«Группа Э-2-44 сегодня на экзаменах по электрическим машинам получила 16 повышенных оценок, из них 11 отличных».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены