История трагического рекорда

А Ефремов, Л Луганов| опубликовано в номере №860, Март 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

4 декабря 1962 года телеграфные агентства распространила следующее сообщение:

САН-ФРАНЦИСКО. СЕГОДНЯ УТРОМ У ОСТРОВА САНТЛ КАТАЛИНА ПРИ ПОПЫТКЕ УСТАНОВИТЬ МИРОВОЙ РЕКОРД ПОГРУЖЕНИЯ С АКВАЛАНГОМ (1000 ФУТОВ) ПОГИБ 35-ЛЕТНИИ АНГЛИЙСКИЙ ЖУРНАЛИСТ ПИТЕР СМОЛЛ. ВТОРОЙ УЧАСТНИК ПОГРУЖЕНИЯ — 28-ЛЕТНИЙ УЧИТЕЛЬ МАТЕМАТИКИ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ ХАННЕС КЕЛЛЕР — НАХОДИТСЯ В БОЛЬНИЦЕ. СПАСАЯ ИХ, УТОНУЛ 22-ЛЕТНИЙ АНГЛИЙСКИЙ СТУДЕНТ КРИС УИТТЕ-КЕР. СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ РАССЛЕДУЕТ ПРИЧИНЫ НЕСЧАСТЬЯ.

За деловитой краткостью сообщения скрывается немало вопросов. Что же произошло там, в глубине? Отчего погибли эти двое? Виноват ли кто-нибудь в их гибели? И, главное, во имя чего принесена эта жертва?

Чтобы ответить на все эти вопросы, нам придется обратиться к биографии Ханнеса Келлера. Ее можно прочесть как приключенческий роман. Здесь есть и роковая тайна, и смертельные опасности, и счастливые совпадения...

Эксперимент или самоубийство?

Холодным ноябрьским утром 1958 года на середину Цюрихского озера выплыл плот. На нем находились профессор физиологии местного университета Альберт Бюльман, преподаватель математики в деревенской школе Ханнес Келлер и несколько их друзей. Друзья пытались шутить, но это им удавалось с трудом. Они были уверены, что эксперимент, при котором они согласились присутствовать после долгих уговоров, закончится похоронами, что через несколько часов Келлера не будет в живых. Келлер же, напротив, был очень оживлен. На его лице нельзя было уловить ни малейшей тени страха. Пусть аппарат для глубоководного погружения, который находился на плоту, выглядел очень ненадежным и сохранял все черты мусорного бака, из которого и был изготовлен. Но Келлер целиком доверял ему. А главное — своим расчетам.

Подводным спортом Келлер увлекся не так давно. И сразу его захватила мысль преодолеть глубинные барьеры, установленные для человека природой.

Здесь нам придется ненадолго прервать рассказ о событиях на озере, чтобы ознакомить читателя с сутью проблемы, которая увлекла Келлера.

Из всех опасностей, ожидающих человека на глубине, самая грозная — давление воды. При погружении на сто метров оно составляет десять атмосфер, а на глубине триста метров — тридцать. Справиться с такой тяжестью, давящей со всех сторон, человек как будто бессилен. Его мускулатура не может раздвинуть грудную клетку. Он не в силах дышать. Как преодолеть это препятствие?

Первый выход заключается в том, что водолаз надевает скафандр, в который под давлением накачивается воздух. В тяжелом скафандре удавалось опуститься на 200 метров. Но работать в нем очень трудно: уж очень стеснены все движения.

В более легком скафандре опускаться удобнее, но работать глубже 60 метров практически нельзя.

Водолазам сжатый воздух подают сверху по шлангам. А если сжатый воздух «захватить» с собой под воду в баллоне. Не увеличит ли это маневренность подводного пловца? Так возник акваланг.

Аквалангист дышит сжатым воздухом. Попадая в организм под давлением, он раздвигает грудную клетку и сам противостоит давлению снаружи. Но дыхание сжатым воздухом вызывает две смертельные опасности. Одну из них обычно называют азотным опьянением. Оно подстерегает человека на глубине 60 метров, и его отравляющая сила увеличивается по мере дальнейшего погружения. Первые симптомы чрезвычайно схожи с обычным легким опьянением. А потом паралич и смерть. Забегая вперед, скажем, что, видимо, от азотного опьянения погиб 4 декабря студент Крис Уиттекер.

Чтобы избежать азотного отравления, аквалангисты стали дышать под водой не обычным воздухом, а воздухом, где азот заменен другим инертным газом — гелием.

В 1956 году, пользуясь кислородно-гелиевой смесью, английский моряк Джордж Вуни смог опуститься на глубину 184 метра.

Первое, что сделал Келлер, когда занялся теоретическим исследованием глубоководных погружений, — усомнился в справедливости общепринятой точки зрения. Он предположил, что азотное опьянение вызвано вовсе не азотом, а углекислым газом. С ним согласился крупный швейцарский физиолог доктор Бюльман. Вместе они разработали совершенно неожиданную газовую смесь для дыхания на глубине. При одном взгляде на формулу любой аквалангист назвал бы ее самоубийственной. Келлер собирался дышать под водой смесью из 5 процентов кислорода и... 95 процентов азота. Шиворот-навыворот!

Никто не хотел финансировать «авантюристические» опыты Келлера и брать на себя риск за эксперимент. Изобретателю пришлось самому приспособить для опыта старый мусорный бак. И вот теперь настал момент проверки этих предположений...

Двойная победа

Подмигнув друзьям и пожав руку профессору, Келлер залез в бак. Его осторожно погрузили в воду. Вот он уже скрылся под водой. Забурлили пузырьки. Их бульканье казалось последним приветом безрассудного математика.

Однако Келлер регулярно доносит по телефону, что все в порядке.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены