Исследователи

Джером Уэйдман| опубликовано в номере №973, декабрь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Джонсон, - сказал он. - Три твоих друга просят тебя оказать им любезность. Три лучших друга из всех, какие у тебя когда-либо были, Джонсон. Они просят тебя сделать совсем пустяковое дело и хотят дать тебе за него десять центов. Неужели ты хочешь предать своих друзей, Джонсон? Ужас из глаз мальчика уже выплеснулся на его лицо, все маленькое тело было охвачено им. Он рвался от Флэсси и пытался высвободить руку, но его запястье по-прежнему оставалось в тисках.

- Он немой, - сказал Лу.

- Он будет говорить, - сказал Флэсси. Он притянул к себе испуганного мальчика и поставил его между колен.

- Джонсон, - сказал он, - я очень раздражен. Нарушено мое душевное спокойствие. Я разочарован. Я - то, то, то, то и еще кое-что. Но больше всего я раздражен. Если дела и дальше так пойдут, то я могу даже рассердиться. Я очень не люблю сердиться, потому что, когда я сержусь, у меня почему-то мнется воротник. А это так не по-джентльменски, Джонсон, не надо, чтобы у меня мялся воротник. Ну, а теперь еще раз. - Он поднял указательный палец к лицу испуганного ребенка. - Ты подойдешь к этой вот очень хорошенькой девушке и скажешь: «Мисс, почему вам не нравятся эти три джентльмена?» И это все. За это ты получишь десять центов. О'кей, Джонсон? Девушка не подняла головы от газеты, но глаза ее следили за этой сценой. Подбородок маленького негритенка начал дрожать. Девушка закусила губу и снова перевела взгляд на газету.

- Джонсон у нас немой, - сказал Гэс.

- Верно, - согласился Флэсси, - Джонсон немой. - Он вздохнул и вытащил из кармана маленький блокнот в кожаном переплёте.

- Карандаш, - попросил он. Гэс вытащил карандаш и положил его в поднятую руку. Флэсси опустил острие карандаша на страничку блокнота. - Джонсон, - сказал он, - что ты делаешь здесь в парке в этот час? Почему ты не в школе? Мальчик насупился и стал кулаком тереть глаз.

- Я... я... - начал он.

- Очень плохо, Джонсон, - сказал Флэсси. - Обманщик. Я так и думал. - Он снова вздохнул. - Ты знаешь, кто я, Джонсон?

- Скажи ему, Флэсси, - посоветовал Лу.

- Скажу, - согласился Флэсси. - Я инспектор, который вылавливает прогульщиков, Джонсон. Мальчик зарыдал. Плечи его тряслись от всхлипываний, и слезы катились по лицу, как вода из протекающего крана. Флэсси немного отодвинул его, но все еще держал, зажав между колен.

- Не испорти мне костюм, Джонсон, - предостерег он и уткнул снова карандаш в листок блокнота. - Мартин Джонсон, - сказал он вслух, записывая имя мальчика. - Я просил тебя оказать нам совсем маленькую любезность, но ты не захотел. - Он печально покачал головой. - Очень плохо, Джонсон. Теперь я должен сообщить о тебе. В каком ты классе?

- Во втором «Б», - сквозь слезы проговорил мальчик. Флэсси записал.

- А как зовут учительницу? - спросил он.

- М... мисс Голдберг, - всхлипывая, ответил мальчик.

- Мисс Голдберг? - переспросил Флэсси. Он поднял глаза на приятелей. - Вы слышали? Обманывать мисс Голдберг!

- Одна из лучших учительниц, которых я когда-либо встречал, - сказал Гэс.

- Обманывать мисс Голдберг! - возмутился Лу. - Боже мой!

- Это плохо, Джонсон. Плохо. - Он начал записывать фамилию мисс Голдберг, но остановился. - Я даю тебе последний шанс, Джонсон. Ты поговори вот с этой хорошенькой девушкой, как я тебя учил, сделай то, что я сказал тебе, и никто ничего про тебя не узнает. Что ты на это скажешь, Джонсон? Мальчик перестал плакать и, шмыгая носом, посмотрел на девушку. Но рыдания прорвались снова, сотрясая все его тело, и он закрыл лицо локтем.

- Ай-яй-яй! - сказал Флэсси, снова начиная писать. - Боюсь, Джонсон, что это уже занавес. Это слишком... Внезапно девушка гневно хлопнула себя газетой по коленям.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте  о жизни и творчестве  писателя Мамина-Сибиряка,  о широко популярном явлении с Москве прошлых лет – «ярмарке невест»,  о простой русской девушке, вышедшей замуж за принца Сиама,  о союзе, который называли «браком века» Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, о героической судьбе легендарной советской летчицы Валентины Гризодубовой, о возможном прототипе Робинзона Крузо,  кончание детектива Анны и Сергея Литвиновых «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое



Виджет Архива Смены