Испытанный друг

Н Сергеева| опубликовано в номере №631, Сентябрь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Десять лет прошло со дня смерти Юлиуса Фучика. Вспоминая героические страницы его жизни, мы думаем также и о том, с каким вниманием он, испытанный друг Советского Союза, относился к культурному наследию прошлого нашей страны, и успехам советской культуры.

В юношеском дневнике Фучика, которым он особенно дорожил и просил сохранить, узнав в тюрьме, что при конфискации его имущества гестаповцами будет присутствовать свой человек, мы читаем:

«Я вижу счастье только в высшем совершенстве. Но может ли кто - нибудь достигнуть такой ступени? Наверняка никогда не сможет. Тогда по крайней мере в стремлении к совершенству есть надежда найти счастье. Разделяю взгляды Л. Толстого: «Только в труде, в труде настоящее счастье».

Толстому, Пушкину, Лермонтову, Белинскому, Гоголю, Тургеневу, А. Толстому, Достоевскому, Короленко, Блоку и Горькому посвящено много страниц дневника. О горьком им написаны две статьи в 1936 году.

Уже в ранних своих критических статьях, появившихся в двадцатые годы, Фучик противопоставляет передовое советское искусство буржуазному западному искусству и говорит, что Москва стала признанным центром современного искусства, изобразительного и театрального, в гораздо большей степени, чем Париж».

С восторгом пишет Фучик в статье «Капитуляция перед русской революцией» (1926 год) о том, что во Франции организуется выставка советской литературы, в Германии появляется первый советский фильм, в Чехословакии основываются две библиотеки послереволюционной русской литературы.

Известно, что Фучик принимал активное участие в организации вечера Маяковского во время поездки поэта в Прагу а 1927 году.

В статье «Капитуляция перед русской революцией» Фучик делает вывод:

«Буржуазная культура капитулирует перед советской. Капитулирует перед современной русской литературой, разбуженной революцией, как капитулировали перед фактом существования Юлиус Фучик защищал передовую советскую культуру от нападок всех врагов Октябрьской революции, для которых она знаменовала «конец русской культуры».

В 1928 году Фучик предпринимает издание ленинских статей о Толстом, предпослав им своё предисловие «Ленин - литературный критик»:

«Сколько неуверенных шагов, сколько головоломных поворотов было в толковании Толстого, сколько «мистических» пояснений читали мы о Толстом. Сколько трудной и напряженной работы проделали уже историки литературы, чтобы увидеть сложное явление Толстого в его единстве... Ленин в своих критических статьях о Толстом нашел это единство. Он увидел Толстого не как бесформенную массу своеобразных отклонений, но как явление, глубоко связанное с общественным развитием».

Излагая основные положения ленинских статей, Фучик делает вывод, что они «дают ключ ко всему Толстому и толстовщине».

Юлиус Фучик не только пропагандировал статьи Ленина. Несомненно, под влиянием ленинского положения о том, что если перед нами действительно великий художник, то некоторые хотя бы из существенных сторон революции он должен был отразить в своих произведениях, Юлиус Фучик, пламенный патриот своей родины, стремился привлечь на сторону рабочего класса мастеров чехословацкой культуры, ценил настоящие писательские таланты, верил в то, что отражённая ими правда жизни приведёт их в лагерь пролетариата.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены