Ирина

Евгений Василенок| опубликовано в номере №583, Сентябрь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Вот вы, товарищ Казачёнок, много рассказывали нам о своих товарищах-скоростниках, а о своей работе умолчали. Будьте добры, расскажите коротенько о своём изобретении.

И как это она узнала о редукторе, до сих пор не пойму. Ведь тогда я только-только закончил работу над ним и даже испытать ещё не успел.

Делать нечего, пришлось рассказывать. По моему замыслу с помощью редуктора, который я усовершенствовал, можно было, не меняя конструкции станка, во много раз увеличить скорость резания. Цифру я тогда не назвал: я ещё сам не мог свыкнуться с её пятизначностью.

Но от Ирины, оказалось, отделаться было не так-то просто. На следующий день она пришла к нам на завод, чтобы присутствовать при испытаниях редуктора, и притащила с собой ещё человек двадцать из института, в том числе и самого академика Безуглова. А когда я включил станок и деталь достигла пятнадцати тысяч оборотов в минуту, Ирина так заплясала, что можно было подумать, что она радуется моему успеху больше меня самого.

Вероятно, тогда я и влюбился в Ирину...

С того дня между коллективом нашего завода и студентами и преподавателями Политехнического института началась деловая дружба. Многим они нам помогли. Ну, и мы, кажется, научили их кое-чему.

А потом Ирина стала играть в нашем драмкружке. Мы тогда готовили пьесу «На нашем заводе». Написал её, между прочим, наш слесарь Петя Солодкин, тот самый, который сейчас учится в Литературном институте. Начали мы репетировать, а у Нади Горельченко, контролёрши из ОТК, никак не получается роль фрезеровщицы Лены.

- Дайте я попробую, - сказала Ирина, приходившая зачем-то к парторгу и после разговора с ним случайно заглянувшая к нам на репетицию.

Она сразу вошла в роль.

Вскоре состоялась премьера. Пьеса была принята очень хорошо, и после того мы её ставили много раз. И в других клубах города выступали с ней, и в подшефную воинскую часть ездили, и даже на республиканском смотре художественной самодеятельности показывали.

Ирину я любил всё сильней и сильней, но она о том, кажется, и не догадывалась.

Сегодняшний спектакль почему-то особенно растревожил меня, и я всю дорогу молчал. Ирина напевала какую-то песенку, и это было очень кстати: моё молчание легко можно было объяснить тем, что я внимательно слушаю пение. И только когда уже надо было прощаться, я сказал:

- Как надоела эта пьеса! Ведь мы уже двадцать семь раз играли её!

- А мне пьеса нравится, - задумчиво проговорила Ирина. - Я свою роль играю с удовольствием... Право, очень даже хорошая пьеса.

И, не произнеся больше ни слова, только кивнув мне слегка головой на прощанье, она растаяла в темноте двора своего дома.

Я одиноко побрёл к себе на Первую Грушевскую. Дома я долго не мог заснуть. Это правда, что все влюблённые страдают бессонницей?..

В следующую субботу наш драмкружок ставил «Егора Булычёва». В этом спектакле я не был занят и, забравшись во время первого акта на галёрку, тоскливо наблюдал за тем, как он тихо подкрадывается к Шуре-Ирине, как обнимает её, как говорит: «О чём замечталась, рыжая коза?»

Нет, зря я всё-таки в прошлый раз охаивал пьесу «На нашем заводе». Не такая уж она плохая, а конец просто замечателен! И как хорошо, что мы завтра едем в подшефный колхоз и будем ставить её!

И вот я - опять влюблённый слесарь Анатолий, и опять мне никак не дают высказать фрезеровщице Лене свои чувства. То совсем некстати подворачивается мастер Платон Никифорович Куделя, то левый край Лёня Вихрь начинает донимать нас игрой на расстроенной гитаре. А эта несносная толстушка Нина! Отойдёт ли она хоть на минуту от Лены?! Догадается ли Виктор увести её в киоск «Газвода»? Я, как затравленный зверь, мечусь по сцене, пока Фортуна, наконец, не протягивает мне свою всемогущую руку. Уходит на стадион и больше не появляется на сцене и на моих глазах Лёня Вихрь, увозит в положенное время Платон Никифорович жену в родильный дом, и Виктор с Ниной приходят к логическому выводу, что «газвода» - прекраснейший из напитков и что им стоит-таки пойти к ближайшему киоску.

Мы остаёмся с Леной одни.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены