Горячие дни

Л Попова, Н Азерская| опубликовано в номере №577, Июнь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

На лестничной площадке, загораживая проход, сгрудилась говорливая стайка студентов.

- Ну, как ты не понимаешь? - горячится высокий, худощавый юноша в очках, обращаясь к стоящей у перил русоволосой девушке. - В Московской области кормовая база может быть не хуже, чем на юге. Правда, ребята? - И снова разгорается ожесточённый спор.

По спиральной лестнице поднимается студентка с раскрытой книгой в руках.

- Тише! Тише! - машет она рукой. - Расскажите - ка лучше о кормовых нормах для молочного скота; в учебнике что - то очень мало об этом.

- Зачем же ты по учебнику читаешь? - говорит кто - то. - Надо было газеты читать, брошюры об опыте передовиков...

Хлопает дверь, и кажется, что гулко и сердито стучат каблуки. На площадке появляется девушка с огорчённым лицом.

- Ну что? Как? - устремляются к ней все.

- Неважно, - отводит девушка взгляд. - Хуже, чем ожидала: четвёрка.

- Чего же ты не знала?

- Взяла билет - всё знаю. И думать много не стала, отвечаю и вижу: во втором вопросе у меня авитаминозы, а мне показалось, витамины. А он как раз и спросил...

«Он» - это профессор И. С. Попов, принимающий экзамен по кормлению сельскохозяйственных животных у птицеводов III курса зоотехнического факультета Академии имени Тимирязева.

- Вот и не успела собраться с мыслями...

- Да - а - а - а... - тянет кто - то неопределённо.

Клаве Зверевой, получившей четвёрку, хочется остаться одной, побыть наедине со своими мыслями. Она оставляет умолкнувших товарищей и выходит в сквер. Знакомые, ставшие родными громады корпусов обступили её. Но сквер встретил Клаву неприветливо. Она собралась было сесть на пустую скамейку - надпись на фанерном листе строго предупредила её: «Осторожно! Окрашено!»

«Ну и ладно, - решает Клава, - нечего сидеть сложа руки, нечего грустить и тем более падать духом. Впереди ещё два экзамена! Надо сразу же сесть за книги, чтобы ничего не забыть, сдать на «отлично» и ехать на практику. Итак, за книги!» - И Клава поспешила к трамвайной остановке.

А экзамены идут своим чередом. Профессору отвечает темноглазый юноша Зоря Столляр. Спокойно, совершенно не волнуясь, он рассказывает обстоятельно и подробно. И профессор доволен. Этот юноша привезёт на ферму в Ставрополье, куда он едет на практику, хорошие, прочные знания. Наконец Зоря выходит из аудитории. В «зачётке» у него - 5. Зоря садится на перила, извлекает из пачки книг брошюру «Опыт доярок - пятитысячниц» и начинает её перелистывать.

- Замечательная вещь! - говорит он. - Ведь что эти вейсманисты? Сидели в четырёх стенах, копались в пыли псевдонаучных трудов и вопили на каждом углу: «Наследственность - это всё!» А вот наши передовики, простые советские люди, доказали, что всё - это среда.

- Да, хороший уход многое может изменить! Вот у кого мы должны учиться! - слышится чей - то голос.

- Здорово волновался? - спрашивают Зорю товарищи.

- Да, когда шёл. А взял билет, сел готовиться - и даже забыл о волнении.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены