Герои лидского подполья

В Ампилов| опубликовано в номере №762, Февраль 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Нет ничего удивительного в том, что лишь спустя много лет после окончания войны стало известно о героических подвигах подпольщиков Людинова, комсомольцев Каунаса, юных партизан Витебска, Гомеля, Херсона... Люди, по велению сердца поднявшиеся на священную войну, менее всего заботились о том, чтобы их имена не были забыты.

Отстроились разрушенные города и села, запаханы окопы, заросли зеленью черные пролысины пожарищ. Исчезли следы войны. Но с каждым годом летопись военных подвигов пополняется новыми страницами.

Около двух лет назад молодой гродненский журналист Владимир Ампилов обнаружил документы, которые позволяли догадываться о существовании сильной подпольной молодежной организации в белорусском городе Лиде в 1941 - 1943 годах.

В республиканском партийном архиве сохранились бумаги военного времени. Ампилов прочел:

«В отношении г. Лиды имеем хорошую связь в трех местах с комсомольцами... туда регулярно отправляются листовки, газеты и сводки Информбюро, которые распространяются внутри г. Лиды».

Еще одна запись:

«С помощью своих связей в гарнизоне г. Лиды выведены из строя электростанция, поворотный круг и ряд станков в депо, пять автомашин...»

С того дня, когда были составлены эти отчеты, прошло более 15 лет. Кто они, участники этих дерзких операций, живы ли они сейчас?

В поиски включились работники Гродненского обкома и Лидского горкома ВЛКСМ. Они побывали во многих городах и селах Гродненской области, где жили люди, связанные в свое время с подпольем.

Ампилову и его друзьям удалось отыскать партизанского руководителя Роберта Сосновского, организатора блестящих по выполнению операций и диверсий. О размахе деятельности лидских подпольщиков, их смелости говорил хотя бы такой факт: 15 марта 1943 года в гарнизонной столовой народные мстители отравили около сорока гитлеровских офицеров. Ими же был организован побег из города военнопленных на нескольких немецких грузовиках.

Постепенно вырисовывалась картина деятельности отважных комсомольцев Лиды, подвиг которых отныне будет служить нам еще одним примером храбрости и самоотверженности.

Рабочая слободка Лиды. Тысячи деревянных домишек, рубленных из белорусской сосны «в лапу» и «в угол», с неизменными палисадничками и завалинками, на которых когда - то, в довоенное время, вела вечерние гуторки слободская молодежь. Для пришлого человека слободка что лабиринт, попадешь - заблудишься среди одинаковых улиц. Полицаи и немецкие солдаты опасались появляться в слободке.

Здесь, в доме, принадлежавшем Екатерине Михайловне Климко, в конце 1941 года происходило совещание. Собрались сын Екатерины Михайловны - слесарь Шура, Маша Костромина и Мотя Наказных, работавшие до войны пионервожатыми, и школьники Толя Качан и Леня Холевинский.

Света не зажигали, разговаривали вполголоса. На повестке дня у комсомольцев был один вопрос: как жить?

Первые месяцы оккупации жители Лиды свои протест выражали тем, что отказывались служить «новому порядку». Такое только пассивное сопротивление не устраивало комсомольцев. Но что же предпринять? Толя Качан хотел было пробраться через фронт к своим, да не смог, вернулся.

- Надо наняться на работу, показать себя немцам с лучшей стороны и начинать тайную войну, - предложил Шура Климко. - Хватит прятаться! Не будем детьми!...

Проголосовали. Все «за». Один лишь Леня воздержался было: не хотел идти к немцам наниматься, гордость не позволяла. Но его уговорили. Так осенью 1941 года в городе Лиде родилась первая боевая группа, ставшая в дальнейшем основой городской, подпольной организации.

Фашистские оккупанты охотно брали на работу молодых людей. Через несколько дней Толя Качан стал грузчиком, Шура - слесарем паровозного депо, а Леня - смазчиком. Маша Костромина и Мотя Наказных устроились официантками в офицерскую столовую.

Нелегко было прислуживать захватчикам. Целыми днями девушки только и слышали от наглых, самодовольных офицеров: «Шнеллер!», «Фью, Машка!». Гарнизонный комендант, кое - как говоривший по - русски, требовал, чтобы ему приносили двойные порции. Маша, как могла, угождала обжоре, даже зарезала несколько куриц из собственного хозяйства. В награду за это комендант выписал для Маши пропуск в депо, чтобы она могла подкармливать офицерскими объедками своего жениха.

Этим «женихом» был Шура Климко.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены