«Если погибаешь, побеждая, разве это – смерть?»

И Карасев| опубликовано в номере №990, Август 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Володя Чумак не может рассказать нам сегодня о делах Межиречской подпольной организации, которой руководил. Володя погиб в фашистской неволе.

Недавно в обветшавшей, старой хате, в глухом тайнике, люди нашли толстую тетрадь, записную книжку и пачку исписанных листов. Здесь же лежали черновики листовок, стихотворений. Все это было написано рукой семнадцатилетнего подпольщика.

Сегодня мы публикуем отрывки из дневника Володи Чумака, неизвестные материалы о Межиречской подпольной организации, рассказы очевидцев о комсомольцах-подпольщиках, документы, которые разыскал и собрал харьковский журналист И. Карасев.

Листовки

На фасадах колхозных домов появились листовки:

«Мы, народные мстители, идем, чтобы отомстить проклятым поработителям за их издевательства, за слезы, кровь, пролитую нашим народом. Мы их не забудем и никогда не простим! Ничто не остановит нас: ни угрозы, ни обещания. Поэтому берегитесь, проклятые, мы сметем вас с лица земли, мы втопчем вас в реки грязной вашей Крови и навеки отобьем у вас желание когда бы то ни было посягать на нашу землю.

Верные сыны народа, вперед! Пусть же с фашистов летят головы, пусть в воздух летят мосты и автомашины; пусть в пропасть летят поезда! Вперед за Отчизну!»

Взбешенные полицаи срывали эти листовки, а наутро они появлялись вновь. Потом кто-то стал упорно нарушать телефонную связь между Днепропетровском и Павлоградом. Исчезли сотни метров телефонного кабеля.

Немцы устраивали засаду за засадой и не могли найти и следов неизвестных «диверсантов». А в дневнике Володи Чумака мы можем сегодня прочесть:

«4 НОЯБРЯ. Есть свободное время, иду в село проведать своего друга Петра Бубликова. К нему я захожу ежедневно, когда иду с работы. Он работает посыльным в сельуправлении. И потому, что он находится среди правителей нашего села, я стараюсь от него всегда узнать разные новости. По моему заданию он достал много провода, и я спрятал его в надежном месте...

7 НОЯБРЯ. На лицах всех людей, и особенно моих друзей, пришлось сегодня видеть отчетливо заметное праздничное настроение. Все мы долго ждали этого большого праздника, и, конечно, хотелось бы праздновать его не в таких условиях, как теперь. Но мы знаем, что в этот день на фронтах, в тылу — везде все советские граждане отмечают этот праздник. Мы знаем, что сегодня на параде Красной Армии на Красной площади Советский Союз показал непобедимую свою мощь, благодаря которой мы надеемся скоро освободиться от гнета, под которым сейчас находится почти вся Европа.

8 НОЯБРЯ. Воскресенье. Сегодня я стараюсь проведать своих товарищей в с. Маврино. Сначала быстро проведываю сельуправление. Нигде никого не нахожу. Проведываю дом Бубликова Петра. Дома его нет. тут мне попадается наша «Павлоградская газета» за 7 ноября. После лживых сообщений немецкой пропаганды о событиях на фронтах читаю статью о.празднике Октября. Удивительно, как это автор, которого учила и воспитывала Советская власть, теперь от имени фашистов гнусно клевещет на этот праздник.

21 НОЯБРЯ. Приходил Бубликов Петр. От него узнал, что со своим школьным товарищем, который проживает в хуторе Котивцы, он сделал из немецкой винтовки обрез. А Бубликов украл в полиции патроны.

23 НОЯБРЯ. Немцы, которые находятся в новой Межиречской школе, собираются уезжать, думаю воспользоваться неразберихой, какая всегда бывает во время отъезда».

(Под словом «воспользоваться» Володя подразумевал вот что: со своими юными друзьями во время отъезда немцев он спрятал во дворе школы две немецкие винтовки, более десятка гранат и почти целый ящик патронов.)

«26 НОЯБРЯ. Заходит Бубликов Петр. Он выяснил, что меня в полиции считают за вражеский элемент. Для меня ясно: все люди, которых я проведываю, находятся под надзором полиции и могут быть заподозрены во вражеской деятельности. Надо быть как можно более осторожным». Дневник — толстая тетрадь в клеточку. Все 24 листа с обеих сторон заполнены, словно в один день, аккуратным, красивым почерком. Но в действительности в дневнике рассказывается о 130 днях: с 3 ноября 1942 года по 12 марта 1943 года. Записи чаще всего краткие и не всегда понятные непосвященному читателю. И все-таки дневник точно рисует характер этого удивительного семнадцатилетнего мальчишки — поэта, мечтателя и смелого руководителя подпольной организации. Еще в детстве у Володи начался туберкулез коленного сустава, с тех пор он передвигался на костылях. Болезнь причиняла ему неисчислимые страдания, но в дневнике ни слова о своей боли.

«Сегодня, 3 ноября 1942 года, мне исполнилось 17 лет. Начинать свой дневник пришлось именно в то время, когда Украина попала под сапог фашистской шайки разбойников...

Я никогда не забуду тот день, когда мне пришлось видеть погрузку в вагоны нашей молодежи; чтобы наполнить ненасытное чрево Гитлера, у матерей отняли детей. Возле вагонов толпились родные. Везде были слышны прощальные слова, плач матерей, крик детей. Возле вагонов ходили собаки-полицаи и их глава Фракицкий. Они отгоняли матерей от вагонов, стараясь выслужиться перед своими фашистскими хозяевами. ...Ложусь спать с надеждой на скорое освобождение от фашистских ужасов».

Но не на освобождение, добытое чужими руками, надеялся Володя. Группа сопротивления в Межиречи росла. В нее вошли надежные школьные товарищи Чумака: Павел Черныш, Петр Овсиенно, Меланья Денисенко, Виктор Клинич, Екатерина Луняка, Михаил Спичак, Галина Найда, Володя Чмуль, Иван Тарасенко, Григорий Кондус, Сергей Кибальный и другие.

Им было 16 — 18 лет. Вместе со стариками и вдовами они с раннего утра гнули спину на полях. Лишь Бубликову удалось устроиться рассыльным в сельуправлении. Это очень упростило получение необходимых сведений, документов и даже оружия.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены