Дзю-до или Самбо

Александр Кулешов| опубликовано в номере №954, Февраль 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

На этот в общем-то уже не очень новый вопрос можно было бы ответить, сославшись на тоже не очень новые факты. Ну, например: в 1957 году во встрече советских самбистов и венгерских дзюдоистов, проходившей по компромиссным правилам, победили наши спортсмены со счетом 47: 0. Примерно так же окончилась встреча с командой ГДР. Можно было бы сослаться и на то, что, начав участвовать в соревнованиях по дзю-до, наши самбисты очень быстро достигли солидных мест на мировом, европейском и олимпийском пьедесталах почета. Но ответить так - значит ничего не сказать. Вероятно, следует объяснить причину явного преимущества борьбы самбо над дзю-до. А для этого необходимо хоть немного вспомнить историю обоих видов спорта. Упоминания о борьбе, которую можно было бы с натяжкой считать предком дзю-до, содержатся в японской хронике, датируемой 720 годом новой эры. Но все же наиболее популярна легенда о том, как некий японский врач Акаяма Широбеи, увидев, что под тяжестью снега толстая ветка вишневого дерева сломалась, а тонкая, гибкая еловая, сбросив снег, выпрямилась, воскликнул; «Сначала поддаться, чтобы потом победить!» - заперся в своем доме и долго разрабатывал там в одиночку свою новую систему самозащиты. Так ли оно было в действительности или нет, но легенда эта получила широкое распространение и в какой-то степени стала знаменовать рождение дзю-до, вернее, джиу-джитсу, превратившегося позже усилиями Дзигаро Кано в борьбу. Дзигаро Кано вошел в историю как «отец дзю-до». И, надо отдать ему справедливость, немало потрудился, чтобы все об этом помнили. Достаточно сказать, что благодаря своему открытию он не только стал пэром, президентом японского Олимпийского комитета и т. д., но и, умерев в 1939 году, оставил в качестве главы к тому времени уже мировой «империи дзю-до» своего сына Ри-сеи Кано. А «империя» эта могуча. Этим видом борьбы под руководством японских инструкторов или их учеников занимаются в мире сотни тысяч людей. В штаб-квартире дзюдо - Кодокане, в Токио, где одновременно стажируется более полутора тысяч человек, в том числе и много иностранцев, готовятся кадры инструкторов. Разъехавшись затем по всему свету, они не только несут славу и хвалу дзю-до, но и приносят Кодокану весьма ощутимый материальный доход, отчисляя от своих астрономических окладов соответствующие проценты. А платить, если хочешь заниматься дзю-до, приходится немало. В свое время шумная реклама наводнила Европу, а затем и другие континенты. В своей книге «Джиу-джитсу, дзю-до, самооборона без оружия», вышедшей в 1958 году в Западной Германии, некий А. Глюкер писал: «Слабый человек весом в 60 килограммов, но знающий дзю-до, равен четверым, весящим по 90 килограммов, или шести, равным себе по весу...» Таинственное всегда впечатляет. Поэтому Дзигаро Кано любил выражаться весьма туманно: «Конечная цель дзюдо - вдохнуть в душу человека уважение к принципу «максимальной эффективности». Не теряйте времени, пытаясь вникнуть в смысл этих слов. Все равно ничего не поймете. В дзю-до имеется сложнейшая система классификации - ни много ни мало 19 разрядов! Низшие - «киу» - с 6-го по 1-й (Роккиу, Гокиу и т. д.). Высшие - «даны» - с 1-го по 12-й (Содан, Нидан, Сандан и т. д.). И еще сверхвысший - «Сихан». Каждому разряду, или группе, присвоены пояса особого цвета. Официальная таблица разрядов, опубликованная Кодока-ном, заканчивается довольно забавной припиской: «Сихан присваивается лишь дзюдоисту, имеющему 12-й дан. Это звание фактически не было дано ни одному дзюдоисту, кроме покойного профессора Кано, нашего основателя, который присвоил его себе сам». Система присвоения разрядов сложна и нелепа. Так, нынешние чемпионы мира и Европы имеют куда более низкие даны, чем какие-нибудь дряхлые «учителя». Низшие разряды («пояса») присваивают «профессора дзюдо» своим ученикам, каждый раз выкачивая за это новые гонорары. Мистика, таинственность, преклонение перед Кано (на занятиях делаются поклоны в сторону его портрета), сохранение самых архаичных форм - все это должно оберегать авторитет японцев в дзю-до. «Отцы» дзю-до ожесточенно противятся всяким попыткам изменить, усовершенствовать свою борьбу. Каждый раз, когда в Международной федерации дзю-до обсуждаются вопросы изменения правил, методики судейства и т. д., приходится преодолевать яростное сопротивление японских представителей. И сейчас еще большинство судей международной категории - японцы, терминология-японская, костюм дзюдоистов нелеп и архаичен. А самбо? Борьба самбо неизмеримо моложе дзю-до. Хотя и у нее, конечно, были предшественники, все же ее годом рождения следует считать 1938-й, когда она приказом Всесоюзного совета физической культуры была признана официальным видом спорта. Самбо в отличие от узконациональной японской дзю-до-широко интернациональный вид спорта. В том-то и ирония судьбы, что до последнего аремени дзю-до было международным видом спорта и даже вошло в программу Токийской олимпиады, а самбо практиковалось лишь у нас. Самбо представляет собой сгусток, квинтэссенцию, что ли, многих национальных видов борьбы (есть в ней приемы и дзю-до). Ведь на территории нашей страны и за рубежом культивируются десятки народных видов борьбы. Все они питают самбо. Если бы самбо и дзю-до начали сегодня в равных условиях свое существование (без предшествующей шумной и широкой рекламы дзю-до по всему миру), думаю, что дзюдо вряд ли получило бы широкое распространение как вид спорта. Рассмотрим спортивные отличия этих двух видов борьбы. Одежда. Дзюдоисты борются в неудобных, вечно спадающих (что требует остановки поединка) одеждах, подпоясанных все время развязывающимися поясами. Борцы в такой одежде, да еще босые, выглядят просто смешными. У самбистов одежда аккуратная, пояса пришиты, на ногах - борцовки. Как часто в условиях, скажем, реального боя нападающий или обороняющийся будет босиком? Да и вообще, кроме плавания, прыжков в воду и водного поло, нет ни одного современного вида спорта, в котором на спортсмене не было бы обуви. Приемы. Чтобы получить победу в дзю-до, достаточно бросить противника на спину, причем сам ты можешь полететь вслед за ним. Но это явно нежизненно и нелогично. Ведь одно дело - свалить противника и свалиться вместе с ним, и совсем другое дело-остаться при этом на ногах, имея возможность провести новый прием, связать упавшего, позвать на помощь или оказать ее кому-то. В самбо чистая победа дается лишь за такой бросок, при котором ты остаешься на ногах. Это считается вершиной мастерства и сразу приносит победу. Подобных нелогичностей в дэю-до немало. В то же время в самбо, при том, что это увлекательный и интересный вид спорта, не упускается из виду его прикладной характер, необходимость учитывать условия практической жизни. Есть и ряд других отличий. Например, в дзю-до достаточно удерживать противника на лопатках в течение 30 секунд, после чего схватка считается выигранной, а в самбо удержание в течение 20 секунд приносит лишь очки. Через 20 секунд удержание прекращается, и схватка возобновляется. В борьбе самбо совершенно отсутствуют удушающие приемы. Правда, в жизни такой прием может потребоваться, но на спортивном ковре он настолько неэстетичен, неспортивен, что самбисты не применяют его: он запрещен. Различна и продолжительность схваток: огромный, труднообъяснимый разрыв от 3 до 20 минут в дзю-до и небольшой, в зависимости от разряда соревнующихся, от 6 до 10 минут, в борьбе самбо. Дзюдоисты начинают борьбу в неизменной выпрямленной стойке. Это сковывает, обедняет технику. Приемы, при помощи которых завязывает схватку самбист, значительно разнообразнее. В борьбе самбо не бывает ничьих, это опять-таки логично, так как в условиях реального поединка такой исход вряд ли возможен. Если один из противников не сумел добиться чистой победы, он может получить ее по очкам. Это обогащает борьбу, делает ее более разнообразной, насыщенной, тактически интересной. Самбист, стремясь к чистой победе, вместе с тем проводит большое количество приемов, варьируя построение поединка. Борьба самбо предоставляет широкие возможности своим огромным разнообразием приемов. Ведь дело не только в том, как выполнить подсечку или бросок, поймать противника на болевой прием, но и в том, как подвести его к этому, как создать наиболее благоприятную возможность для проведения приема. Казалось бы, все известно, на каждый прием есть контрприем. И вдруг неуловимое движение, еле заметное смещение руки или ноги, и создается непредвиденная ситуация, которой мгновенно пользуется тот, кто эту ситуацию создал. Это как в шахматах: разработаны и изучены бесчисленные дебюты, миттельшпили, эндшпили. Но каждый шахматист творит, придумывает новинки, изыскивает неожиданные ходы. Только в самбо на размышление даются доли секунды. Думаю, что из всего сказанного (хотя размеры статьи и не позволили мне вникнуть во все детали) ясно, почему советским самбистам удалось легко и быстро добиться значительных успехов в дзю-до. Это как если б хорошим кролистам предложили соревноваться в незнакомом им стиле плавания... «по-собачьи»... В 1966 году в Толедо (США) на конгрессе Международной федерации борьбы (ФИЛА) борьба самбо была признана наряду с классической и вольной борьбой равноправным членом этой международной федерации. При бюро ФИЛА создана специальная комиссия по самбо. Председателем ее назначен англичанин Г. Джекобс, секретарем - автор этих строк. Перед самбо открылся широкий выход на международную арену. Интерес к нему с каждым годом ширится. Даже в Японии создана федерация самбо, проведены первенство страны, матчевые встречи с советскими самбистами. Самбо уже культивируется в ряде стран, а теперь, с выходом этого вида спорта на международную арену, их число будет быстро расти. Предстоят турниры, вероятно, не за горами первенства континентов и мира. Будем надеяться, что со временем самбо займет свое законное место и в семье олимпийских видов спорта.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены