Добрая душа

Георгий Баженов| опубликовано в номере №1048, Январь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Мне приятно представить читателям «Смены» Георгия Баженова — слушателя семинара прозаиков, которым я руковожу в Литературном институте имени Горького.

У Баженова в его творчестве чувствуется что-то свое, собственное. Как будто где-то уже и слышали подобную интонацию, у какого-то писателя, видели примерно тех же героев, а если присмотреться внимательно — нет, есть что-то у Баженова баженовское.

Георгий пишет много — рассказы, повести, зарисовки и картины, жанр которых лежит между тем и другим. Такая же вот картина представлена им и сегодня. И я надеюсь, что читатель вскоре познакомится с новыми произведениями молодого прозаика.

Сергей Залыгин

Бабка Толя жила в маленьком доме напротив оврага. Ночью — зимой и летом — здесь страшно, да бабка не хаживала на улицу затемно. До вечера управится с коротким хозяйством — и в дом, радио слушать. Радио старуха любила больше, чем козлуху свою Машу, которую драла каждое господне утро. Козлуха, видишь ли, молока боле не давала, но любила в огород лазить да лакомиться. Оставалось известное дело что — только драть Машу. Ну, и любила, конечно, иначе не держала, не кормила бы ее.

Была у бабки Толи дочь, но жила она в городе. Дочь-то стала большой и красивой, и волосы на головушке взбиты, да и разговаривает не иначе, как: «А что? Гхм-м!..» Видно, знать много, знает, обижалась старуха, но в гости ездила.

В общежитии — обычное дело — бабке велят подождать. Вечер...

Здесь, внизу, студентов мало, нешумно и можно сидеть на диване в углу и находиться в ожидании. Вахтерша тетя Паша вяжет. У нее круглые очки, и хотя она также старушка, но старушка городская. Если проходит кто, она глаза оторвет от спиц, очки — на носу и спросит:

— На пятый?

— На второй, — ответят.

— А вы — не на пятый ли?

— На третий.

— Ну-ну...

Потом долго никого нет. Тетя Паша вдруг добреет и, поманив бабку Толю пальцем, спрашивает:

— Тебя как величать-то?

— Толей, — отвечает поспешно бабка и присаживается на стул около тети Паши.

— А меня — Паней.

Они покачали обе головами, будто согласившись с чем-то; после просто сидели — молчали. Тетя Паша все вязала, а бабке Толе делать нечего, она сидела и ждала.

— Так ты из деревни, Толя?

— Я из деревни, Паня, — вздохнула бабка Толя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены