Дети против отцов

Лиза Макарова| опубликовано в номере №1740, Октябрь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Может ли смена поколений проходить без конфликтов, и что связывает людей разного возраста между собой

Конфликт поколений – феномен, столь же древний, как и человеческая история. Временной промежуток, в который рождаются представители одного поколения, – около 20 лет, длительность одного цикла – 80–90 лет. Периодически – по одним оценкам, раз в 26, а по другим – раз в 20 лет – происходит смена норм, ценностей, моделей социального взаимодействия, миропонимания...*. И – чаще всего – общество реагирует на это весьма болезненно.

Первые серьезные исследования провели после Первой мировой – тогда появилось поколение людей, морально и физически искалеченных, не сумевших адаптироваться к мирной жизни. В литературе возникло целое течение под стягом «потерянного поколения» (Э. Хемингуэй, Ф.С. Фицджеральд, Э.М. Ремарк, Г. Стайн и др). Говорят, что само выражение – «потерянное поколение» – придумала Гертруда Стайн, а озвучил Хемингуэй в «Празднике, который всегда с тобой».

Карл Мангейм, немецкий философ и социолог, тогда предположил, что «дух поколения» закладывается в человеке в те годы, когда его сознание наиболее гибко, пластично: в 15-25 лет. «Именно в этом возрасте те или иные события, исторические процессы формируют мышление людей, и чем драматичнее событие, тем скорее оно сформирует поколение», – полагал он.

Благодаря Мангейму «поколение» стали понимать как общность по времени рождения. Но как тогда объяснить, что в рамках одного и того же поколения появляются и «белые», и «красные» – люди с совершенно разными зарядами, векторами направленности? Социологи считают это нормальным: ведь поколение, помимо возраста, еще предполагает сосуществование и противоборство разных социально-культурных групп в один момент истории. К тому же, все зависит от конкретного исторического момента, точки слома. Внутри этих границ находятся люди с общими нормами социального и культурного опыта и представлениями о справедливости.

«Социологические школы на Западе, в основном, рассматривают поколения по формально хронологическому признаку, – объясняет доктор социологических наук, проректор РГСУ Святослав Григорьев. – В российской социологии поколение – это те, кто прожил исторический период, характеризующийся определенными социокультурными особенностями.

После Второй мировой войны – пожалуй, самого глобального разлома мирового порядка в прошлом веке – ситуация обострилась до предела: появилось новое, еще более «потерянное» поколение, которое стало пытаться возобновить интерес к жизни. Именно тогда о проблемах поколений начали говорить и ученые, и писатели, и публицисты.

События 1968 года – студенческие волнения в Западной Европе – позволили зафиксировать первый серьезный межпоколенческий разрыв: когда культурные ценности младшего поколения радикально отличаются от ценностей старшего.

С тех пор мир живет в состоянии серьезной «войны» между поколениями. Ее символами стали песни и фильмы, романы и мода, рекламные щиты и политические программы.

Причем эта война – в каждой стране своя. Скажем, Вторая мировая для европейских держав значила гораздо больше, чем для южноамериканских. В Европе, как и в России, существует «поколение Второй мировой», а в государствах Южной Америки такого поколения нет. Мир настолько многогранен, что трагедии одного народа или государства есть не что иное, как очередная новость из телевизора для другого народа, как бы цинично это ни звучало.

Поэтому в западной традиции смена поколений проходит одним путем, а в России – иначе.

Психолингвист Евгений Шамис и психолог Алексей Антипов выделяют поколение бэби-бумеров (1943-1963), поколение Х (1963-1983) и поколение Y (1983-2003), отталкиваясь от важнейших для русских людей локальных и мировых событий, которые повлияли на формирование поколений. Юрий Левада предлагает выделять поколения «оттепели» (1953-1964), «застоя» (1964-1985) и перестройки (1985-1999).

Но единого мнения по поводу того, что собой представляют ныне живущие российские поколения активного возраста, и что считать датой отсчета для каждого, среди российских ученых на сегодняшний день не существует.

Ответить на вопрос: какие мы – те, кто живет сейчас, и как нам найти общий язык, – пытается «Смена».

* Шатобриан – французский писатель и политик – полагал, что промежуток между поколениями составляет 33 года (время жизни Христа), так как именно за этот период поколение успевает вступить в так называемую фазу реализации, то есть от накопления опыта перейти к установлению собственных правил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Бабушкин балет

История о том, как шведский режиссер выпустил на сцену обычных старушек вместе с танцорами-профи

Доигрались до Лондона

Чем спортивные поколения 80-х и 90-х отличаются от поколения нулевых?