Деревня Чернушки

В Викторов| опубликовано в номере №412, Июль 1944
  • В закладки
  • Вставить в блог

Торжественная, нерушимая тишина висит над сосновым бором, за которым скрывается деревня Чернушки.

Скромная эта русская лесная деревушка, раскинувшаяся вдоль берегов речки, носящей то же название, прогремела на весь мир и вошла в историю Великой отечественной войны.

Здесь сражался и здесь погиб девятнадцатилетний автоматчик, комсомолец Александр Матросов.

Тело Александра Матросова товарищи похоронили на опушке соснового леса. Вот эта могила. К ней протоптана тропинка. Сюда с дороги сворачивает боец, возвращающийся в свою часть из госпиталя, сапёр, очищающий от вражеских мин освобождённую землю, связист, прокладывающий линию... Портрет Матросова. Кто - то украсил его хвойным венком. За могилой возвышается мощный бугор дзота, словно эмблема того подвига, который навеки прославил имя похороненного здесь человека. Темнеет амбразура.

Мы идём по местам, где год назад вместе со старшим лейтенантом Артюховым пробирался к немецким позициям его связной Александр Матросов. Узкая тропа проложена среди заболоченного леса. На опушке линии наших окопов. Они не вырыты в земле, а воздвигнуты на ней из глины, торфа и прутьев. В болоте нельзя было зарыться. За окопами начиналась нейтральная полоса. Она захватывала восточную часть Чернушек, а западная часть деревни, за речкой, была у немцев. Мы идём к деревне, но найти её сейчас можно только по карте. Безжизненное поле раскинулось перед нами - поле боя, где погиб Александр Матросов.

В стороне виднеются холмы немецких дзотов. Не к тому ли среднему дзоту, что возвышается у берега, кинулся герой в тот момент, когда шесть его товарищей полегли, прошитые свинцом? Позади вражеских минных полей ряды колючей проволоки, за которой немцы просидели больше двух лет. А вот и первый немецкий блиндаж.

В этот момент, когда мы остановились около него, из блиндажа вышла женщина с ведром. Что она делает здесь среди минных полей и колючей проволоки?

- Вот здесь, где вырыт блиндаж, стоял мой дом, - рассказала Акулина Иванова. - Тут в Любомировских хуторах, около деревни Чернушки, мы жили до прихода немцев, всей семьёй: муж мой, пятеро наших детей и старик - отец. Сеяли лён, пахали землю. Колхоз наш людный был. А потом война навалилась, всё ближе и ближе, Я однажды летним днём видим - со стороны Юхнова немцы едут. Муж мой к тому времени уже в Красную Армию ушёл. Осталась я одна с детьми и стариком. Что делать? Схватила на руки младших, старшие за мной бегут. Старик еле поспевает. Бежала, себя не помнила, болотами, по воде. В лесу скрылась, а отца потеряла и есть нечего. Ночью одна пошла искать старика. Но не нашла его живым - убили немцы...

Так с маленькими детьми прожила я в лесу до глубокой осени. Когда болота замёрзли, разведчики - бойцы вывезли нас за Ловать. Вот я с детьми да ещё Антонова из Чернушек только и уцелели. Остальных немцы или поубивали или с собою угнали.

Жила я отсюда за 30 километров, а всё в родные места тянуло. Несколько раз сюда приходила - всё думала: прогнали немцев. Но наши, советские бойцы меня назад возвращали. А тут снова пошла с сыном Васей, и никто нас не останавливает: тихо кругом. Вышли к сосновому бору, на опушке могила, а над ней портрет. Лицо молодое, душевное. Прочла, что здесь герой Матросов похоронен. Дальше пошли, вот уже и окопы, а никого не видно. Вышли в поле, кругом таблички торчат «Мины». Тут мне два бойца встретились. Ну, думаю, сейчас повернут, а они мне говорят: «Вы, гражданка, с тропинки не сворачивайте».

Иду, родной земли не узнаю. Там, где деревня Чернушки стояла, - пустое страшное поле. Подошла к тому месту, где дом наш был, слёзы побежали. Ничего не оставили, проклятые, только этот блиндаж. Вошла в него и свои стены узнала. Из моего дома сложили немцы свою нору. Вышла из блиндажа, гляжу: кустик черёмухи уцелел. Дальше вижу среди мин прутики смородины торчат. Мы их перед самой войной с мужем садили. И как - то легче сразу стало. Нет, не могли, проклятые, как ни старались, уничтожить жизнь. Потом подумала: а может, и хлеб цел? Зарыла я перед самым приходом немцев под избой 25 пудов ржи. Стали мы с сынком землю раскапывать - и хлеб нашли. Тогда решила я: буду жить здесь. Мимо какой - то большой командир шёл. Я к нему. Он улыбается и говорит: «Мы рады, что вы вернулись. Живите себе на здоровье».

Потом к сапёрам, которые с ним были, обращается и приказывает дорожку мне от блиндажа к реке среди минного поля проложить. Вот она, дорожка, - и Акулина Иванова указала нам на узкую тропинку, по обеим сторонам которой лежали обезвреженные мины.

- Там у нас огород был, а немцы смертью его засадили. Ну, ничего, будем жить здесь. Хлеб растить будем...

Женщина замолчала. И мы вспомнили слова Александра Матросова, сказанные им перед боем за эту деревню:

- За что немцы убивают наших людей? Только за то, что мы, русские, любим нашу землю, свой народ. Поэтому нет для нас иной священной обязанности, чем храбро и смело драться с врагом.

Вот она, земля, которую так любил Саша Матросов. На ней нет больше немцев. И вот здесь, на этой земле, где стояла маленькая деревенька Чернушки, Александр Матросов пожертвовал своей жизнью для того, чтобы Акулина Иванова и многие тысячи таких же, как она, русских крестьянок, могли вернуться в свои дома, растить детей и сеять хлеб.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Гениальный живописец

К столетию со дня рождения И. Е. Репина