Дело по обвинению

  • В закладки
  • Вставить в блог

Преступление

«Тонет человек!»

Эта фраза вызывает у вас абсолютно четкую реакцию — спасать! — и никакого другого смысла вы не воспринимаете. Для этого просто нет времени. Счет идет на секунды. Ставка-жизнь... Вы уже готовы ринуться в воду, но погодите. Давайте разберемся — тонущий подождет: мы остановим время. Как в кино — «стоп-кадр». Замерли брызги, взметнувшиеся в воздух, застыли в беспомощном, судорожном движении руки, все остановилось.

А теперь спокойно вслушайтесь в это сочетание слов: «Тонет человек». Не удивляетесь? Не возмущаетесь? Оставим в покое ту величайшую нелепость, что хозяин планеты пасует перед самой распространенной на его планете стихией. Речь о другом. Человек (не как «венец творения», а как физическое тело) не тонет. Не должен тонуть. По закону Архимеда.

И все-таки он тонет. По данным Международной любительской федерации плавания (ФИНА), ежегодно вода уносит от 250 до 300 тысяч жизней. В среднем каждые две минуты по человеку. Это очень много, если учесть, что главным образом гибнут подростки, молодежь.

Так все же: почему тонет человек?

Потому что не умеет плавать.

Ответ верный, и в этом его страшная сила. Это голос «здравого смысла», который всегда подменяет сложное явление доморощенным ярлыком, эдакой привычной формулировочкой. Возникнув некогда как защитное средство и поэтому отражая реальное положение вещей, любой тезис «здравого смысла» прет напролом через столетия, перерождаясь в свою противоположность, в предрассудок, уже никого и ничего не защищающий, хотя и напяливший подчас маску «научной истины». Главное — все ясно, элементарно, удобно, потому что думать не надо. Есть ярлык. Тонет — не умеет плавать. Верно? Верно! И плохо, что верно, ибо совсем неверно. Как писал Энгельс, «...здравый человеческий рассудок, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования». А поскольку сам он не отважится — поможем.

Умение плавать — это навыки. Ими надо овладеть, предпочтительно каждому, и на сей счет действительно нет другого мнения. Но прорвемся через этот нехитрый заслон «здравого смысла» и посмотрим на человека, который просто лежит на воде. Никаких движений. Никаких секретов мастерства. Просто лежит и не тонет. По закону Архимеда.

Почему бы нашему утопающему, ради которого мы остановили время, тоже не лечь на воду? Горизонтально. И, тихонько шевеля ногами, словно бы отталкиваясь (или руками, как веслами), не добраться до берега? Что ему мешает? Неумение плавать?

Нет, страх.

Правда, чтобы не бояться воды, надо научиться плавать. Это задачи связанные, сопутствующие, но не равнозначные. И если вдруг вода окажется сильнее пловца, если сдаст характер, из глубин подсознания может вырваться все тот же страх, губительный, парализующий разум.

Для «здравого смысла» истина в первой инстанции (учись плавать!) последняя и окончательная, обжалованию не подлежащая. Для науки это тоже истина, абсолютно достоверная и справедливая, но лишь первое звено поиска. Откуда берется страх перед водной стихией? Почему? Врожденный? Индивидуальный? И может быть, есть в природе человеческой такой секрет, раскрыв который мы избавим себя от необходимости преодолевать страх даже при первом соприкосновении с водой?

...В открытом море потерпел аварию теплоход. Несмотря ни на какие технические средства спасения, несмотря на идущую к месту катастрофы подмогу, людей охватывает ужас. Ощущение километровой бездны, бескрайних просторов — к этому человек привыкнуть не может...

Не может? Но вот внимание потерпевших кораблекрушение привлекают двое ребятишек. Они резвятся и играют на воде, словно это не открытое море, а плавательный бассейн. Откуда такая сила духа? Или просто не понимают они, что играют со смертью? Нет, дело совсем в другом. Их приучили к воде в том возрасте, когда для человека куда страшнее и опаснее земная твердь, а вода — родная стихия.

Австралия, год 1966-й. Супруги Тиммерманс, тренеры по плаванию, на шестнадцатый день после рождения дочери Андреа решают провести эксперимент: в большую ванну с водой опускают ребенка, поддерживая голову. Девочка энергично перебирает ножками и держится на поверхности. Через две недели она ежедневно купается по 30 — 45 минут в мини-бассейне, и в апреле 1966 года мельбурнский «Сан» публикует фотографию четырехмесячной Андреа, плывущей «по-собачьи»! Сенсация облетает всю планету, но изумление и восторг перемежаются с осуждением подобного «изуверства». А тем временем в плавательную школу Тиммермансов начинается настоящее паломничество. Родители хотят, чтобы их дети также научились держаться на воде до того, как научатся ходить и побегут к опасным водоемам.

В школе мамы и папы получают инструктаж, в домашних ваннах — занимаются со своими младенцами. Эксперимент получает широкое распространение не только в Австралии, но и в Японии, ФРГ, Нидерландах, Бельгии, Франции, в других странах. И мало кто знал, что значительно большего и значительно раньше — еще в 1962 году — добился Игорь Чарковский, выпускник Института физкультуры, тренер по плаванию.

Все началось с того, что его дочь Вета родилась на седьмом месяце, и жизнь ребенка висела на волоске. Тогда отец разработал специальную методику ее спасения. Он исходил из простой идеи: до рождения ребенок находится практически в невесомости (его окружает жидкая среда), а после рождения появляется новый и мощный фактор: сила тяжести, замедляющая развитие, тем более если роды были преждевременные. Значит, надо вернуть ребенка в такую среду, которая бы избавила его от «гравитационных перегрузок».

И Чарковский переселяет свою двухнедельную дочку... в аквариум-бассейн. Оказывается, до трех месяцев человек сохраняет все рефлексы своего «водного существования»: рефлекторно перекрывает дыхание при погружении в воду, самостоятельно лежит на поверхности. Потом все эти удивительные свойства исчезают...

Долгие часы проводила Вета в бассейне, опускалась на полуметровую глубину за игрушкой, на воде ела. Все это было запечатлено в уникальном кинофильме. И нам посчастливилось видеть, как крохотный человечек чувствует себя в воде, словно дельфин.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

В одном строю

Министр национальной обороны ЧССР, генерал армии Мартин Дзур отвечает на вопросы корреспондента «Смены»