Дело Эрбэ и Ко

М Протусевич, И Саблин| опубликовано в номере №2, февраль 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Да, здесь что-то не ладно.

Уже совсем рассветало и, когда над морем рассеялся туман, за левым бортом" ясно стала видна земля. Юрко опрометью кинулся в кубрик за биноклем. С полминуты он рассматривал берег, затем бросился к рулевому колесу.

- Пиленково. Деникинский фронт... Бешено завертелось колесо и шхуна, повернувшись к земле кормой, быстро удаляется в море.

Христо смущен. Молча пожимает плечами.

Еще никогда за все свое тридцатилетнее плавание шкипером с ним не случалось такой ошибки. Дать маху почти на 200 миль при такой тихой погоде... Он ничего не понимал...

Христо стоит у компаса и что-то соображает. Улыбка скользит по губам. Вдруг подбегает Сергей с револьвером: - «Изменник... Я теперь понимаю»...

Христо спокоен: - Стреляй. Чего же.

Но Юрко сзади сбивает руку с револьвером. Подбегает и Андрей.

- Ты с ума сошел, Сергей.

- Молодой очень. Горячий, - с мягкой иронией произносит Христо. - А вот, - и он толкнул негой высовывавшуюся из-под наваленных вещей груду запасной якорной цепи.

Христо, ворча, подозвал матросов. Общими усилиями они перетащили цепь на нос. Стрелка компаса забегала и, колеблясь, остановилась на Зюд-Весте.

- Вот ошибка почему была, - говорит Христо и улыбается Сергею.

Сергей готов провалиться. Погода тихая. День проходит без всяких инцидентов.

- В Поти наш консул. В Поти и Батуме мы, как дома, - все можем, - уверяет Андрея Патманиди.

Проснулись они поздно, когда портовые сооружения уже видны простым глазом. Было яркое солнечное утро и богатый зеленью берег низко стлался над водой. Вышли за мел и на рейде бросили якорь. На пристани толпилось много людей. Среди характерных фигур кавказцев видны были кучки интернированных в Грузии добровольцев в английских куртках и шинелях.

Андрей в синем пальто и котелке спокойно сидел на носу и разговаривал с Патманиди.

- За Киракопуло не беспокойтесь. Пока мы с Селиди здесь, он ничего не сделает. Все будет хорошо, - успокаивал Патманиди.

На берегу показалась группа грузинских милиционеров во главе с офицером. Подъехал доктор на ялике и, узнав, что судно направляется в Батум, вернулся. Со шхуны забросили на берег конец и начали приставать. В стороне от местных властей стояло трое русских военных и о чем-то перешептывались. Разглядывая их, Сергей обратил внимание на одного, небольшого роста, с опухшей физиономией обтрепанного офицера, который указывал на него глазами, в чем-то убеждая своих приятелей. Сергей вспомнил: Допрос. Больной алкоголик, плача и унижаясь, просит освободить его. Предъявляет документы, в которых значится его пребывание в Деникинской тюрьме. Документы впоследствии оказались подложными, а он, задержанный, ухитрился бежать... Вспомнил фамилию - Ширенко.

Ширенко подошел к грузинскому офицеру и стал с ним рядом. Были брошены сходни и капитан сошел на берег с судовыми документами.

- Патманиди, - говорит Андрей, - я не хотел вас раньше пугать, но теперь должен сказать. Знайте, что Ваши семьи оставлены в Новороссийске заложниками. Остальное вы понимаете. За каждый наш волос они могут поплатиться. Патманиди бледнеет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Странички дневника

Клуб молодых ленинцев Красной Пресни