Дело Эрбэ и Ко

М Протусевич, И Саблин| опубликовано в номере №2, февраль 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Роман

Краткое содержание предыдущих глав

В Москве, на Столешниковом пер. арестовывается гр. Эрбэ; при нем найдены бидоны, начиненные динамитом и пироксилином. Во время ареста Эрбэ отравился. Следователю Костину после долгих усилий удается расшифровать только часть записки, ибо шифр - двойного обозначения. След. Костину становится ясно, что нити дела тянутся из-за рубежа. Андрей Сомов и Сергей Стрелецкий отправляются следователями в Батум. В Новороссийске, при помощи друга Сергея, Вани Клячко и подозр. грека удается им организовать поездку в Батум. Они едут как представители Эллинского общества по эвакуации беженцев.

III. Отъезд

Андрей сосредоточенно попыхивал трубкой. Ему многое не нравилось. Не нравилась горячность Сергея, неосмотрительность и рискованность партизанского Вани, наконец, следующая история с фотографическими карточками: Киракопуло доставил снимки его и Сережи, но по одной карточке не хватало. Случайность или провокационный маневр?! Да, наконец, не нравился ему сам Киракопуло и некоторые пассажиры.

Слишком уже много инициативы и самостоятельности у этого грека, а заинтересованность?.. Вот, этот пункт поглощал массу трубочного дыма - заинтересованность нужно искать. Где?..

В комнату вошли Сергей, Патманиди и Селиди. Патманиди - высокий бородатый и Селиди - толстенький, маленький с экспаньолочкой и ласковыми глазами - казались нашим друзьям наиболее симпатичными из всей компании. Патманиди, умный грек, сразу заметил недоверие «большевиков» в Киракопуло.

- Товарищ Андрей! Киракопуло больше видать не будем. Дело важное, а человек он маленький. Сами ехать будем. А теперь нужно в порт идти - с капитаном говорить.

Капитан «Софии», двухмачтовой парусно-моторной шхуны, коренастый старик, внимательно слушал.

- С нами поедут два большевика - хорошие люди. Они достанут разрешение на эвакуацию греческих беженцев. Обыскивать здесь не будут. Можно будет кое-что повезти с собой.

- А фрахт?

- Фрахт наш, конечно. И обратный пропуск будет.

Старик Христо не пожалел о своем приезде в Новороссийск и, когда на сходнях показалась фигура Андрея, обветренное лицо старого моряка заморщилось улыбкой.

- Судно хорошее, не беспокойтесь. С мотором шесть узлов верных, а под ветром так и все десять.

Через час начала собираться публика. Какие-то древние старухи возились на палубе с тюками, ватными одеялами и детьми. Несколько франтовато одетых молодых людей устраивались около машинного отделения. Патманиди и Селиди, отделившись кубриком от остальных пассажиров, отвели для себя и двух друзей место на носу. Несколько матросов, перекликаясь по-гречески, вирали якорь. Цепь с тяжелым грохотом и звяком падала кольцами на палубу. Шхуна задрожала и начала медленно отдаляться от пристани.

Андрей с Сергеем спустились в кубрик и, призвав Юрко, сына капитана - его помощника, вооружились линейкой и циркулем.

- Сейчас около шести, мы на линии Досбекского маяка, - говорил Андрей. - В восемь будет уже темнеть. За это время мы сделаем миль двенадцать. И за ночь нам надо пройти линию блокады. Как вы думаете, Христо, не лучше ль всего нам взять Константинопольское направление. В нашем распоряжении десять часов - миль 50 мы за это время пройдем. Если встретим кого-нибудь на этой линии, скажем, что едем в Константинополь. А утром пройдем еще миль 30, там уже будет безопасно, и повернем на Поти...

- Я так и думал идти, - ответил, немного задетый за самолюбие моряка, Христо. - Эту ночь ты будешь на руле, Юрко. Смотри, не сбейся.

Широкоплечий черномазый Юрко, парень лет 20, в ответ только весело рассмеялся.

На море был редкий для весны штиль. Ровно стучал мотор. Андрей лег головой к бугшприту, положив под подушку револьвер. Через несколько минут он крепко спал. Сергей нервно ворочался. Ему не спалось. Вскочил и, сев на борт, - жадно вдыхал острый морской воздух. Вздрагивала палуба. Тонкая полоска пены, плавно обтекала корпус, пропадала где-то во тьме - за кормой... Пристально вглядывался в горизонт, и чудилась светящаяся точка, дрожащая и робкая. Но только переводил взгляд и она исчезала. Всходившую яркую Венеру он принял за огонь приближающегося судна и разбудил Андрея. Андрей посмотрел в указанное направление и тихо сказал: - «Ты бы заснул, Сергей, а то нервничаешь. Это - звезда».

Уже начинало светать, когда Сергей, поборов, наконец, свое волнение, заснул тяжелым сном.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Кузница комсомольской мысли

В кабинете политпросветработника при МК РКСМ