Декабристы в Московском университете

Д Рохленко| опубликовано в номере №567, Январь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

... Полночь. Дует ледяной ветер с Невы, сметая снег со стен Петропавловской крепости. Темно вокруг, лишь кое-где мерцают тусклые огоньки. Только окна комендантского дома ярко освещены. В зале за столом, покрытым красным сукном, фигуры генералов в лентах и звёздах.

Уже несколько дней заседает следственная комиссия по делу тайного революционного общества декабристов, поднявших восстание против царя в Петербурге и на юге России. Сейчас начнётся допрос одного из опасных бунтовщиков, Ивана Якушкина. Его уже привели сюда под охраной, с завязанными платком глазами, из 1-го номера мрачного Алексеевского равелина. С лица арестованного снимают повязку. Якушкин бледен, щурит глаза от непривычно яркого света, при каждом движении звенят кандалы на руках и ногах узника.

Члены комиссии внимательно разглядывают этого человека, ещё около десяти лет назад предлагавшего убить царя. Его уже допрашивал сам Николай, но Якушкин отказался назвать своих сообщников. Упрямого бунтовщика отправили в крепость с личным приказом императора: «Заковать в ручные и ножные железа; поступать с ним строго и не иначе содержать, как злодея». Но, очевидно, и пребывание в страшном Алексеевском равелине не сломило его духа. Он устал и едва стоит на ногах, но гордо поднята его голова, и он спокойно смотрит на царских следователей.

- Где воспитывались вы? - спрашивают его. На мгновение взор Якушкина светлеет. Громко звучит его голос:

- В Московском университете.

Члены комиссии переглядываются. Уже не первый раз слышат они такой ответ. Оказывается, в университете и находящемся при нём благородном пансионе обучались также Никита Муравьёв, Пётр Каховский, Степан Семёнов. Александр Якубович, Михаил Фонвизин, Владимир Раевский, арестованный по делу декабристов Грибоедов и многие другие. Сколько опасных государственных преступников вышло из стен этого учебного заведения!

Адъютант царя генерал Левашёв решает доложить об этом Николаю. Брови императора грозно сдвигаются к переносице.

- Воспитанники какого университета?

- Московского, государь, - отвечает осторожный Левашёв, не осмеливаясь произнести полное название университета.

- Им-пе-раторского! - раздельно говорит Николай. Он резко встаёт из-за стола и, бросая гневный взгляд из-под нависших бровей, восклицает: - Гнездо мятежников в храме науки, имя государя носящем! Надлежит в прах обратить сей очаг крамолы!

И вот уже начальник генерального штаба Дибич пишет флигель-адъютанту графу Строганову: «Дошло до государя императора, что между воспитанниками Московского университета, а наипаче принадлежащего к оному благородного пансиона, господствует неприличный образ мысли». Строганову предписывается обследовать систему преподавания наук и нравственного образования в этих учебных заведениях...

* * *

...3 апреля 1815 года. В круглой аудитории многолюдно и шумно. На кафедре стоит растерянный, испуганный Малов. Только что он кончил чтение своей магистерской диссертации.

Сколь дерзостно ведут себя студенты! Сидящие в первых рядах юнцы выкрикивают фразы в защиту республики. Но вдруг все стихают: с места поднимается признанный вожак студентов Степан Семёнов. Страстная убеждённость звучит в его голосе:

- Слышали все мы первый задорный тезис диссертанта: неограниченное монархическое правление есть самое превосходное и единственно возможное в России. Истина ли глаголет устами господина Малова?..

Вновь поднимается шум и смех. Выдержав паузу, Семёнов продолжает:

- Нет. Справедливо ли нарушать природное равенство людей? Когда власть монарха не подвержена никаким ограничениям, не называется ли сие деспотизмом? И не превращается ли деспотизм в тиранию, когда правитель нарушает первобытные права человека, право на свободу?! В то же время история даёт нам немало примеров строя справедливого - республиканского!...

Малов сбегает с кафедры. Его сменяет декан Сандунов. Он возмущён неслыханной дерзостью студентов, но старается говорить спокойно и убедительно:

- Господа, вы выставляете нам как пример Римскую республику, но забываете, что она не один раз учреждала диктаторство...

В ответ вновь звучит голос Семёнова:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте  об истории создания знаменитой картины Серова  «Девочка с персиками», о «великиом «будетлянине» Велимире Хлебникове, о мало кому известной поездке в Россию Чарльза Лютвиджа Доджсона,  больше знакомого нам как  Льюис Кэрролл,  о необычной судьбе крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой,  о жизни и творчестве Сергея Рахманинова, новый детектив Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены