"Чугунная" императрица

Светлана Бестужева-Лада|14 Октября 2013, 14:17
  • В закладки
  • Вставить в блог

С этого времени в Гатчине для Марии Федоровны потекли и годы тихого семейного счастья, и печальные годы утрат. Ежегодно проводя там часть лета и осени, она занималась обустройством дворца, многочисленными хозяйственными делами и воспитанием младших детей: в 1786 году родилась третья дочь – Мария, через два года – Екатерина. Красота Великих княжон поражала даже их скептически настроенную бабушку, которая исподволь начала заниматься поисками для них блестящих партий.

В 1792 году Великая княгиня вновь разрешилась от бремени дочерью – Ольгой. Но малышка прожила лишь два года. Мария Федоровна была бы безутешна, если бы не ожидала еще одного ребенка. Анна родилась в том же, 1795 году. Тогда же великая княгиня узнала, что ее обожаемый Паульхен вовсе не хранит супружескую верность.

Каждая женщина тяжело переживает соперничество, и поначалу импульсивная и эмоциональная Мария Федоровна бросилась к свекрови за участием и советом. Та вместо ответа подвела ее к зеркалу и сказала:

- Посмотри, какая ты красавица, а соперница твоя petit monstre («маленькое чудовище», фр.), перестань кручиниться и будь уверена в своих прелестях.

Екатерина Нелидова, соперница великой княгини, действительно до смешного походила на маленькую обезьянку, но за этой внешностью скрывался сильный и незаурядный ум, позволивший ей обворожить тоже весьма неглупого и склонного к философским беседам великого князя. Постепенно Мария Федоровна поняла, что ее муж ценил в Нелидовой «только очарование умом» и нашла в себе мудрость и мужество объединиться со ставшей почти всесильной фавориткой и даже подружиться с ней – к великому изумлению своего супруга.

С годами Мария Федоровна располнела, но по-прежнему была свежа, моложава, невозмутима и спокойна. И все еще искренне любила Павла - единственного мужчину в своей жизни. Ее упрекали в том, что она окружила себя немцами, точнее, немками, но русские аристократки не лишком жаловали «малый двор» в Гатчине, предпочитая блеск и роскошь екатерининского двора.

 Александра и Елена уже были девицами на выданье, и императрица почти устроила брак старшей внучки со шведским королем Густавом, но дело сорвалось из-за проблем с разным вероисповеданием жениха и невесты. Старшие внуки по выбору августейшей бабушки женились без проблем на немецких принцессах…

Мария Федоровна была очень деятельной натурой - вставала в 7 часов утра, а летом в 6 часов, обливалась холодной водой с головы до ног и после молитвы садилась за свой всегда очень крепкий кофе, а потом тотчас занималась бумагами. Она обладала крепким здоровьем, любила прохладу: окна были постоянно открыты. Не зная усталости и болезней, ожидала того же и от других, что, разумеется, вызывало ропот у многих, не столь крепких здоровьем.

В Гатчине для Павла и Марии Федоровны любимым развлечением были не военные маневры, как принято было впоследствии писать, а театральные представления, которые устраивались почти ежедневно. Особенно нравились любительские спектакли, в которых участвовали сами придворные. Так в Гатчинском дворце впервые прозвучали оперы замечательного русского композитора Дмитрия Бортнянского «Празднество сеньора», «Сокол», «Сын-соперник или Новая Стратоника». Любящая супруга преподнесла постановки этих опер Павлу Петровичу в качестве подарков в дни рождения.

В июле 1796 года, в «солидном» по тем временам возрасте – тридцать семь лет! - великая княгиня снова родила мальчика, нареченного Николаем. Этого сына императрица Екатерина великодушно оставила матери: продолжение династии и так, с ее точки зрения, было прекрасно обеспечено. Крупный, здоровый, почти никогда не капризничавший  мальчик стал любимцем матери почти мгновенно и навсегда, причем она даже не скрывала своих чувств. Любимой мечтой Марии Федоровны стало  возведение Николя на императорский трон… мечтой, которую зло высмеивал супруг, «вечный наследник», довольно прохладно отнесшийся к очередному прибавлению семейства.

Павла в этот момент гораздо больше занимал новый роман – с юной красавицей Анной Лопухиной. Екатерина Нелидова была отставлена, и теперь уже ничто не мешало ей полностью отдаться пылкой дружбе с Марией Федоровной: они жаловались друг другу на неверность их общего любимого.

Кстати, странный цвет Михайловского замка – красновато-малиновый – был избран потому, что именно ему отдавала предпочтение Анна Лопухина, а ее возлюбленный выполнял малейшие прихоти девушки. Именно тогда ему пришло в голову, что его брак с Марией Федоровной несколько затянулся, и что было бы неплохо (выдав предварительно замуж старших дочерей), постричь великую княгиню в монастырь и жениться на Анне. Этого плана все еще обожавшая мужа Мария Федоровна боялась, как огня, и утроила свои заботы о «милом Паульхене».

Все внезапно и резко изменилось поздней осенью 1796 года: скоропостижно и несколько таинственно скончалась императрица Екатерина. «Вечный наследник» наконец-то стал императором. Смерть свекрови не выбила из колеи Марию Федоровну, не лишила ее хладнокровия и рассудительности -  похоронами, в основном, распоряжалась она.

Во время коронации Павла I была коронована и Мария Федоровна. Так, спустя двадцать лет после того, как немецкая принцесса приехала в Россию, она стала российской императрицей. И не только.

Вслед за восшествием на престол Павла I Мария Фёдоровна была поставлена «начальствовать над воспитательным обществом благородных девиц». Императрица проявила большую энергию и привлекла в пользу общества много пожертвований. В 1797 она вошла с особым мнением относительно преобразования общества, высказываясь против раннего поступления девиц (5 лет), в общество для воспитания, стараясь строго отделить благородных от мещанок и проектируя уменьшение числа последних. Павел I утвердил 11 января 1797 «мнение» императрицы, не допустив, впрочем, уменьшения приёма мещанских детей.

Павел узаконил ведомство больниц, вдовьих домов, домов общественного призрения, дав ему название «Ведомство учреждений императрицы Марии». Первоначально в ведении канцелярии Марии Фёдоровны были Смольный и Александровский институты, Коммерческое училище, Воспитательный дом и Опекунский совет, вскоре при участии императрицы были открыты Екатерининский и Павловский институты, Училище глухонемых, Вдовий дом и Повивальный институт. Девизом ведомства служили слова «Творить добро», а на гербе было изображение пеликана в гнезде, вскармливающего своих птенцов.

Став императрицей, Мария Федоровна пыталась усилить свое влияние на мужа, и день ото дня это влияние при дворе росло. Но когда великому князю Николаю исполнилось два года, императрица родила своего последнего ребенка – сына Михаила, после чего врачи категорически запретили ей иметь еще детей. В те времена это означало только одно: прекращение супружеских отношений. Царская чета разошлась по разным спальням, и… наступило заметное охлаждение отношений. Павел, все еще безумно влюбленный в Лопухину, с радостью ухватился за мнение врачей, чтобы на законном основании прекратить близость с императрицей.

Освободившись от почти непрерывного деторождения, выкармливания и всего прочего, Мария Федоровна, с присущей ей педантичностью, занялась делами «Ведомства императрицы Марии» и придворными обязанностями, непрерывно сглаживая учащающиеся приступы раздражительности и гнева супруга и опасаясь за судьбу старшего сына, в котором отец давно уже видел только молодого соперника.

Однако в марте 1801 года император Павел I был убит заговорщиками, и для нее наступили новые времена. Теперь она была вдовствующей императрицей, матерью императора Александра I, своего первого сына. Вопреки распространенной версии о том, что мать и сын откровенно ненавидели друг друга, они часто общались, и Мария Федоровна принимала самое деятельное участие в делах Александра. Сын постоянно навещал мать, она его искренне любила и особенно заботилась об его императорском престиже.

 «Император Александр был главным предметом ее любви в жизни», - писала впоследствии одна из ее фрейлин. Тем более что дочери, в воспитание которых она вложила столько сил и души, уходили из жизни одна за другой. В 1801 году от тяжелых родов умерла в Вене старшая дочь Александра, в 1803-м,  подарив своему супругу мальчика и девочку, скончалась от чахотки вторая дочь – Елена, которой было всего девятнадцать лет. Одному Богу известно, как выдержала Мария Федоровна эти почти непрерывные удары судьбы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о встрече одного из наших авторов с Валентином Пикулем,  о жизни и  деятельности академика Игоря Васильевича Курчатова,  об уникальной  судьбе уникальной женщины  русской эмигрантки Нины Буровой,  об истории создания двойного портрета «Арлекин Пьеро»,  об интересном эпизоде в жизни художника Ван Гога, окончание детектива Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Разговор с разведчиком

11 июля 1903 года родился советский разведчик Рудольф Абель. Эксклюзивное интервью полковника для журнала «Смена»

Мертвая петля

27 февраля 1887 года родился Пётр Николаевич Нестеров

После просмотра фильма "Высоцкий..."

25 июля 1980 года ушел из жизни Владимир Семенович Высоцкий