Что таможня может?

  • В закладки
  • Вставить в блог

На вопросы корреспондента «Смены» отвечает начальник Отдела внешних связей Главного управления государственного таможенного контроля при Совете Министров СССР Леонид Лозбенко.

— Леонид Аркадьевич, многие из нас знают о работе таможни лишь понаслышке, от тех, кто ездил за рубеж, и отзывы иногда не совсем приятные. Но, наверное, нужно отдавать себе отчет в том, что ваша служба — контрольная, а любой контроль неприятен. В прессе, когда речь идет о таможне, в основном рассказывают детективные истории про контрабанду и почти никогда о том, что таможня — это организация, способная приносить государству большие доходы. Давайте поговорим об этом.

— Вначале немного истории. Если в царской таможне на границах государства Российского служили пятнадцать тысяч обученных, болеющих за судьбу России человек, то в середине 80-х годов в таможенной системе — около 3,5 тыс. человек.

В Главном управлении до Октябрьской революции работало несколько сот человек, а когда мы пришли в главк (он входил в состав Министерства внешней торговли), тут уже оставалось около 70 специалистов. То есть фактически служба была развалена.

29 мая 1918 года В. И. Лениным был подписан Декрет о создании таможенной службы, в соответствии с которым таможня объявлялась органом центрального подчинения, и никакие, местные, военные и другие организации не имели права вмешиваться в ее деятельность. Однако после смерти Ленина таможня неоднократно переходила из одного ведомства в другое, постепенно теряя самостоятельность.

И вот в начале 1986 года было принято решение Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР о выделении таможни в самостоятельное ведомство — создано Главное управление государственного таможенного контроля при Совете Министров СССР. Теперь мы подчиняемся только Совмину СССР. Можно сказать, что советская таможенная служба в ее новом качестве — детище перестройки.

В настоящее время в таможенных учреждениях страны работают свыше 6 тысяч человек, а в Главном управлении — более 200 специалистов. Много это или мало? Если сопоставить с тем, что было до 1986 года, то рост очевиден, но для решения новых, больших задач этого, естественно, недостаточно. Хочу подчеркнуть, что за прошедшие 3 года ЦК КПСС, Совет Министров СССР неоднократно обсуждали вопрос о необходимости укрепления таможенной службы; были приняты конкретные меры по ее материально-техническому и кадровому обеспечению.

Что же касается зарубежных таможенных служб, то в большинстве социалистических и развитых капиталистических государств работа эта престижна, высокооплачиваема, специалисты оснащены современной техникой, в том числе компьютерами, средствами контроля, самолетами, катерами и т.д. Для примера: в таможенных службах ФРГ и Франции работают 28 и 32 тысячи человек соответственно. Значительные успехи есть сейчас у таможенной службы Китая, с которой, кстати, мы устанавливаем деловые отношения.

— А где вы готовите кадры?

— На этот вопрос сейчас приходится отвечать довольно часто, поскольку многие молодые люди изъявляют желание работать в таможенных органах. К сожалению, большинство из них знает о нашей службе лишь понаслышке да из кинобоевиков с непрерывными перестрелками и погонями за контрабандистами. Элемент романтики в нашей службе, конечно, есть, но главное — это все-таки глубокие знания и преданность делу. А знать и уметь таможенник обязан многое: экономику и право, иностранный язык и психологию, товароведение и технику. Особое внимание уделяется вопросам идеологической подготовки, культуры общения.

Своего учебного заведения у нас пока нет, но уже принято решение о строительстве Института повышения квалификации и переподготовки таможенных кадров на 400 человек. А пока вот уже три года кадры для системы готовят на специально созданном таможенном отделении в Институте международных отношений МИД СССР. Кроме того, приходят выпускники юридических факультетов ряда университетов страны. Работа это большая и сложная, ведь многое приходится осмысливать заново. Кстати,- те же китайские коллеги кадры готовят в двух высших и нескольких средних специальных таможенных учебных заведениях.

— А какие изменения в таможенном деле вызвало то, что с 1 апреля 1989 года на внешний рынок разрешено выходить всем предприятиям, объединениям, кооперативам?

— Принятое правительством решение помогло очень многим людям в нашей стране другими глазами посмотреть на таможенную службу. Объясню, почему. Если раньше слово «таможня» у большинства ассоциировалось с проверкой чемоданов, то теперь принципиально меняется, я бы сказал, философия таможенного дела; таможенные органы становятся одним из мощнейших рычагов государственного регулирования внешнеэкономической деятельности. Принятые в течение нескольких последних месяцев решения Совета Министров СССР в области регулирования внешнеэкономических связей отводят таможне главную роль в сфере декларирования всех товаров, перемещаемых через государственную границу СССР. Это уже потребовало от сотрудников таможенных органов максимального напряжения и полной самоотдачи на этапе внедрения грузовой декларации.

Извините, Леонид Аркадьевич, не очень понятно: не является ли эта декларация каким-то новым бюрократическим документом, затрудняющим выход на внешние рынки? — Как раз наоборот. Использование грузовой таможенной декларации, разработанной нами, кстати, на базе аналогичного документа, применяемого в ЕЭС и ЕАСТ, позволит производителям экспортной продукции уверенно выходить за пределы Советского Союза, а нам, таможенникам, осуществлять четкий контроль и давать необходимые данные в статистические органы.

Ведь что получалось, да пока еще, к сожалению, и остается кое-где: предприимчивые снабженцы «выбивают» фондируемые материалы в Москве (трактора, нефть и т. п.) и просят, как всегда, процентов на сорок побольше, чем нужно. Если получают, то весь избыток по прямым связям отправляют за рубеж. Тем более есть решение правительства всячески содействовать развитию таких связей. Отдаем трактор, а получаем взамен в лучшем случае видеомагнитофон для клуба. Теперь сопоставим реальную стоимость... Бог с ним, с видеомагнитофоном, но когда за эти фондированные материалы расплачиваются зерном, которое потом идет в госфонд, как якобы выращенное у нас, то получается, что одна и та же рука дважды залезает в государственный карман и вытаскивает оттуда огромные деньги.

Теперь о том, почему грузовая таможенная декларация будет способствовать продвижению советских товаров на внешние рынки.

— Да, пожалуйста, на конкретном примере. Вот хотя бы прекрасные станки, которые делают у Кабаидзе. Ведь их берут, в том числе и в капстранах, например, в ФРГ. — Да, берут, но мало кто знает, что на переоформлении товаросопроводительных документов на стандарт, принятый в ФРГ (читай в ЕЭС), мы теряем до 48 западногерманских марок (около 15 инвалютных рублей) по каждой грузовой отправке. А в целом потери от переоформления составляют до 2 — 3 процентов товарооборота. Вот вами цена товаросопроводительных документов. Отсюда и необходимость унификации, применения общепринятых в мировой практике принципов.

Кстати, об унификации. Работая над декларацией, мы закладываем в основу ее построения принципы Гармонизированной системы описания и кодирования товаров, то есть системы, позволяющей отправителю и перевозчику, таможеннику и получателю использовать один и тот же документ, одни и те же коды. В перспективе это позволит, как мы надеемся, не «выпасть» из общей колесницы стремительного роста мирового товарооборота, где, очевидно, через 5 — 7 лет произойдет переход на безбумажную — компьютерную обработку.

— А как обстоят дела с доходами? Ведь, насколько нам известно, таможня издавна пополняла государственную казну существенно.

— Для начала надо разобраться, какие поступления считать доходами от деятельности таможни. Долгие годы господствовала теория, что таможенные доходы — это разница между ценой товара на внешнем рынке и оптовой ценой внутреннего рынка. Естественно, что при множественности цен внутри страны и их полной несопоставимости с мировыми таможенные доходы выглядели фикцией, хотя и назывались цифры со многими нулями. В условиях, когда действовала жесткая командная система во внешней торговле, сам таможенный тариф стал попросту ненужным. Не здесь ли, кстати, надо искать истоки зарождения «чемоданной» таможни, направленной в первую очередь на контроль пассажиров?..

Времена меняются, и сейчас на авансцену вновь выходит таможенный тариф, но не прежний, а новый, базирующийся на Гармонизированной системе (о которой я говорил) с научно обоснованными ставками пошлин, одним словом, эффективный торгово-политический рычаг. Над его разработкой сейчас трудятся межведомственные группы под эгидой Государственной внешнеэкономической комиссии Совета Министров СССР, они также готовят предложения по мерам нетарифного регулирования внешнеэкономических связей. Представители ГУГТК СССР играют в этой работе не последнюю роль.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Без иллюзии

С профессором Борисом Искаковым беседует Александр Бойко.