Что нового в Уренгое?

Генрих Гурков| опубликовано в номере №1320, Май 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Где-то в глубинах Галактики происходил диковинный «парад планет», а в черном ночном небе Уренгоя, над крутым своенравным изгибом тундровой речки Ево-Яха, светилось северное сияние. Не полыхало феерическими красками радуги, а именно светилось – каким-то холодным, зеленоватым, фосфоресцирующим цветом. Конфигурация этого странного зарева все время менялась, и вдруг в какой-то момент все линии круто устремились ввысь, словно повторяя силуэт величественного готического храма.

– А ты веришь в инопланетян? – как-то очень логично прозвучал, вопрос Петрухина.

Мы шагали по высокому берегу Ево-Яхи, высчитывая, сколько еще шагов осталось до уютной нашей гостиницы «Русь» (минус сорок четыре с ветерком – это довольно-таки холодно), кляли себя за упрямство, с которым отказались от «уазика» (подумаешь, легкомысленно решили мы, весь путь-то из общежития, где провели вечер, меньше километра). Дискуссия о пришельцах с других планет была отложена до лучших времен.

С гостиничного крыльца обернулись – и увидели другое зарево. Ровно и стабильно заливало оно край неба. Огни ленинградских девятиэтажек. Новая примета Уренгоя.

Уже в конце первого нашего уренгойского дня, едва сгустились сумерки, повез нас туда, к этим девятиэтажкам, Тенгиз Шелия, начальник зонального штаба ЦК ВЛКСМ, «уренгойский джигит», как окрестил его кто-то из местных людей – и за кавказское происхождение, и за лихость нрава, которая его отличает во всех случаях жизни, включая вождение машины.

Промчавшись по заснеженной ухабистой дороге, Тенгиз остановился, предложил выйти.

– Глядите, какая красота... Каждый вечер сюда многие приходят, стоят, смотрят, никак еще привыкнуть не могут...

Мы огляделись.

Москвичу, ленинградцу, киевлянину да, наверное, жителю любого крупного города страны знаком такой двор, окруженный бетонными кулисами домов, бесконечным морем освещенных окон. Вот и мы подумали: «Будто в Москве»...

Но ведь это не Москва, это Уренгой. Чуть больше пятидесяти километров от Полярного круга. Семь лет тому назад были поставлены здесь первые палатки и отрыты первые землянки. Четыре года назад вьюжной предмайской ночью двенадцать самолетов, совершив прыжок в 1300 километров из уже весенней Тюмени, доставили сюда Всесоюзный ударный отряд имени XVIII съезда ВЛКСМ...

Читателям «Смены» хорошо известно: шефство нашего журнала над ударными стройками Западной Сибири, а в последние годы – специально над развитием и обустройством уникального, перспективнейшего Уренгойского месторождения стало постоянным, ведется, можно сказать, из номера в номер. И не только в том мы видим свою задачу, чтобы поведать всесоюзной читательской аудитории о проблемах Уренгоя, но и в том, чтобы помочь общими силами эти проблемы решать. Помочь словом и делом, помочь реально, практически.

С отрядом имени XVIII съезда ВЛКСМ отправились из Москвы в Уренгой и корреспонденты журнала.

Из репортажа 1978 года в «Смене»

«...Отряд поселили в двух деревянных общежитиях – самое, пожалуй, комфортабельное жилье из всего, чем располагает сегодня поселок. Кое-кто из прежних новоуренгойцев поворчал: вот, дескать, не успели приехать, а уже такие привилегии. Кое-кто, но отнюдь не все. А ядро старожилов высказалось за такое решение. В формулу «Добро пожаловать» здесь привыкли вкладывать вполне конкретный смысл. Что же касается отрядовцев, то они не просто произнесли в ответ слова благодарности, они заявили, что берут дополнительные обязательства к напряженной программе».

Мне вспоминаются разговоры об отрядовцах в том 1978-м, сразу после прибытия. Ребята еще телогрейки и рукавицы не успели получить, гвоздя еще на стройке не вбили, а иные из «тундровых волков», скептически поглядывая на бойцов, многих из которых отнюдь не отличало богатырское сложение, пророчествовали: «Вот попрёт летом гнус, да ударят осенью морозы, поглядим тогда, сколько из этих ваших мальчиков и девочек здесь останется. Запросятся, как миленькие, домой».

Прошло четыре года...

Из рапорта бойцов Всесоюзного ударного комсомольского отряда имени XVIII съезда ВЛКСМ

«...Членами отряда построены 24 жилых дома, средняя и детская музыкальная школы, библиотека имени журнала ЦК ВЛКСМ «Смена», спортивный комплекс, магазин и овощехранилище, инженерные сети по поселку Тюменьгазпрома и мощная котельная, столовая и баня, строятся новая школа на 1100 учащихся и клубно-спортивный комплекс, детский сад и жилые дома, ведется благоустройство города.

Комсомольцы и молодежь горды тем, что им доверено быть пионерами в строительстве важных объектов полярного города Новый Уренгой. Первое кирпичное здание и первое пятиэтажное здание, первая школа и первый детский сад в капитальном исполнении, первые фундаменты под девятиэтажные дома и первый бассейн – все это дело рук бойцов Всесоюзного отряда имени XVIII съезда комсомола. Лучшими среди строителей Нового Уренгоя стали комсомольско-молодежные бригады Павла Баряева, Мирфояза Муртазина, Сергея Стрельникова...»

Ну, а в отношении отъездов? Как здесь обстоят дела? «Уренгой, Уренгой, не расстанемся с тобой», – скандировали отрядовцы по пути сюда. Некоторые расстались. Сколько? Почему?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Напутствие после дебюта

О работе комсомола с творческой молодежью, о проблемах становления искусства молодых ведут диалог председатель Совета творческой молодежи ЦК ЛКСМ, лауреат премии Ленинского комсомола республики поэт Мухтар Шаханов и специальный корреспондент «Смены» Андрей Комаров