Черная дыра

Виталий Еремин| опубликовано в номере №1494, Август 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Что прежде всего толкает уличные группы к противоправному поведению? Анонимность существования, отсутствие «социальной прописки». Все другие детские, молодежные коллективы имеют свои официальные места для общения, обучения. Школы, ПТУ, классы, актовые и спортивные залы, клубы, дворцы... Психологически трудно распоясываться там, где тебя знают и всегда могут найти. Вне улицы несовершеннолетние совершают двадцать процентов правонарушений. На улице — восемьдесят!

С другой стороны, любая подростковая группа испытывает желание иметь свое помещение. Выходит, интересы общества и улицы совпадают. Что же мешает совместить их?

Помещения для подростков должны быть в каждом микрорайоне. А еще лучше — в каждом жилом квартале. Чтобы ребята знали их так же, как знают детские сады и школы. Только в этом случае ускользающая, кочующая, мотающаяся уличная среда может перестать мотаться. С переходом на «оседлость» изменится и образ ее жизни.

В США применяется рискованный, но хорошо оплачиваемый метод борьбы с преступностью несовершеннолетних. Специально подготовленные агенты внедряются в уличные шайки, подрывают власть главарей, расстраивают планы преступных действий, находят лучшим качествам подростков достойное применение.

Примерно так же действовала в Черемушкинском районе Москвы и Элла Анатольевна Котова. С той лишь разницей, что ее никто не направлял спасать ребят от улицы, никто не оплачивает ее работу и она не проходила никакой специальной подготовки.

В доме, где живет Котова, было помещение, где под вывеской «Шахматный клуб» устроились взрослые картежники. В соседнем помещении агитпункта собирались подростки-наркоманы. Увидев брошенные в туалете шприцы. Котова сама назначила себя спасателем.

То, чем она взяла ребят, только подтверждает уже сказанное. Им захотелось встречаться в чистом, а не загаженном помещении. И они вместе с Котовой засучили рукава. А увидев, что она не испугалась угроз картежников, помогли ей выставить их за дверь.

Элла Анатольевна быстро поняла, что улица — это прежде всего общение. Нужно только изменить его содержание. Начала с бесед о жизни, чтения и обсуждения газетных и журнальных статей, пробуждая у ребят интерес к тому, что происходит в обществе. Котова понимала, что многим клуб нужен как второй дом, а она сама — как мать.

Но одних бесед, споров, чаепитий и совместного проведения выходных и праздничных дней мало. Подросткам нужно действие! Котова поняла: самое лучшее действие — коллективный труд! Для начала — по оборудованию клуба. После трехлетних хождений по разным инстанциям она добилась главного: созданный ею клуб «Мозаика» получил статус кооператива. ДЭЗ поручил ребятам сооружение детской площадки. Решили: если справятся, — будут внедрять и другие предложения Котовой. Дворницкая, плотницкая и даже простые сантехнические работы в своем и соседних домах — вот чем заняты ребята.

Котова — фанатик, человек редкого упорства и преданности детям. Три года неоплачиваемой вечерней работы — после работы основной. Три года непонимания со стороны ДЭЗа и предприятия, которое могло бы взять шефство над клубом.

Ну, а если стать спасателем ребят захочет человек меньшей выносливости? Какие есть гарантии поддержки со стороны общества? Никаких. А если не создано юридического и правового поощрения работы с улицей, если под эту работу не подведена материальная база, то нет и сколько-нибудь реальных перспектив ее планомерного проведения. Есть лишь беспокойные метания энтузиастов вроде Котовой. Но при всем уважении к ним надо признать: они не смогут вернуть в общественную жизнь миллионы подростков, «охваченных» улицей.

Мы явно недооценили улицу как конкурента. Иначе не поручили бы организацию досуга по месту жительства самому далекому от педагогики ведомству — Минжилкомхозу — и не понаделали бы еще массу глупостей.

Руководителей клубов, кружков и секций по месту жительства называют сегодня насмешливо-презрительно «сторублевыми педагогами», они. как правило, лишь отбывают положенные часы. В клубы по месту жительства обычно идут люди с педагогическими дипломами, кто не хочет работать в школе, либо признанные там профнепригодными. Размер зарплаты поставлен в зависимость от педагогического образования и стажа педработы. Между тем желание работать с подростками. как ни странно, свойственно чаще людям непедагогических профессий.

Клубам по месту жительства больше двадцати лет, а на всех всесоюзных встречах, семинарах, совещаниях, посвященных их работе, звучит один и тот же вопрос: когда же наконец будет выработана методика воспитания по месту жительства? А кому ее вырабатывать, если в клубы не идут люди талантливые, способные к педагогическому творчеству? Они, быть может, и пошли бы и на сторублевую зарплату, если бы не прокрустово ложе, в кото-рое втиснута вся работа по месту жительства.

По положению, клуб должен получать три процента от квартирной и арендной платы. Не бог весть какая сумма, но и она не достается клубам полностью. Только за последние три года в Калининском районе Москвы остались неизрасходованными 259 тысяч рублей. В 1987 году в Пролетарском районе из 169 тысяч рублей израсходовано... 720. В Ворошиловском районе — из 94 тысяч — 180 рублей. Посчитать бы, сколько неизрасходованных денег в целом по стране!

Большинство клубов ютятся либо в подвалах, не отвечающих элементарным санитарным и эстетическим нормам, либо в тесных секциях на первых этажах жилых домов. Размеры помещений сами по себе диктуют выбор занятий для подростков. В лучшем случае это технические кружки, футбольные или хоккейные секции. Неудивительно, что к 13 — 14 годам подростки начинают обходить клубы стороной или даже мешать их работе.

...Дмитрий Яцук из Запорожья играл раньше в молодежной сборной страны по гандболу. Много ездил, бывал за границей. И всюду присматривался: где как работают с подростками. А когда ушел из большого спорта, решил провести эксперимент. Нашел большое, никому не нужное здание бывшей котельной и решил превратить его в спортивно-оздоровительный комплекс.

Яцуку на редкость повезло. Его поддержали второй секретарь райкома партии В. Левченко и директор районного жилищно-коммунального управления В. Зайко.

Яцук понял то, что давно пора бы понять городским властям Казани и Алма-Аты. Тех, кто сегодня старше 13 — 14 лет, оторвать от улицы уже сложно, может, и невозможно. Значит, надо начинать с более раннего возраста. С какого? С четырех-пяти лет! И сделать так, чтобы комплекс посещали семьями. Чтобы у родителей и детей была общая культура — физическая и общая позиция — здорового образа жизни. Семья становится коллективом. способным конкурировать с коллективом уличным. А ребенок, войдя во вкус физической культуры и здоровых привычек, приобретает иммунитет против дурного влияния.

Хороший замысел могла осуществить только крепкая команда настоящих профессионалов. Но как дать каждому зарплату профессионала? С молчаливого одобрения районного руководства Яцук начал финансовую партизанщину. Шефом стало объединение «Запорожтрансформатор». На деньги, выделенные профкомом, Яцук набрал штат тренеров, руководителей кружков и секций. Потом отпечатал в типографии абонементы на посещение комплекса и стал распространять их по цехам и отделам за плату.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены