Черная дыра

Виталий Еремин| опубликовано в номере №1494, Август 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

На него смотрели с ужасом: «Как можно брать с детей деньги?» А родители выстраивались за абонементами в очередь. Они готовы были и на большие затраты, только бы знать, что дети находятся под присмотром.

В среднем месячный абонемент стоит восемь рублей. Для семьи с любым количеством детей. Если комплекс посещают и родители, с детей плату не берут. Так хитрый Яцук привлекает весь семейный коллектив. Дошкольник, занимающийся без родителей, платит два рубля в месяц, школьник — три. Ребята из малообеспеченных семей — ничего.

Яцук завел в комплексе бухгалтерию, кассу, открыл расчетный счет. Профкомы цехов и отделов стали перечислять плату за семейные абонементы по безналичному расчету. Отныне множество рабочих и служащих объединения могли бывать в комплексе не раз в неделю, как раньше, а гораздо чаще. Но вместе с детьми! — ставил условие Яцук.

В дополнение к основной плате руководители секций, кружков, тренеры, врачи, массажисты стали получать — по заключаемым с ними договорам — 40 процентов от выручки за платные услуги. От 300 до 400 рублей каждый.

Зал настольного тенниса дает 672 рубля. Зал борьбы дзюдо — 840. Бассейн — 960. Зал атлетической подготовки — 1200, женской гимнастики — 1600. Сюда можно добавить платные занятия ушу, мини-футболом, рукопашным боем, просмотр видеофильмов, посещение сауны, кружки технического творчества. Из 114 учебных групп — 88 платные.

Заключив трудовой договор, руководитель группы кровно заинтересован в каждом занимающемся, будь то ребенок или взрослый. Сотрудники комплекса — штатные и совместители — работают с 6 утра (на объединении трехсменка) и до 23 часов.

Яцук сделал к котельной мыслимые и немыслимые пристройки. Уже занимались две тысячи человек — в два раза больше, чем рассчитывали, но и такой размах не устраивал Яцука! Он начал создавать филиалы комплекса на базе ближайших школ.

Обычно районный отдел народного образования выделяет каждой школе на спортивный и культурно-массовый инвентарь не более 500 рублей в год. Яцук в квартал выдает по тысяче! Открывает новые бесплатные секции и кружки — так используются остальные 60 процентов денег, получаемых от платных занятий в школах. Вместе с пятью филиалами годовой доход комплекса составляет 113 тысяч рублей.

О ценности метода судят по его результатам. В Ленинском районе Запорожья, где работает комплекс Яцука. — 250 тысяч жителей. Комплекс посещают три тысячи. На учете в районной инспекции стоят 310 подростков. А в микрорайоне, где расположен комплекс, — только один! Пацан-третьеклассник. Но и тот посещает комплекс.

— А как вы поступаете с уличными подростками? — спросил я Яцука. — Уж они-то наверняка не станут ходить с родителями. Да и по отдельности тоже. Привыкли быть в куче.

— А мы уличной группе ничего не навязываем, — отвечал Яцук. — Пацаны занимаются, чем хотят. Для нас главное — чтобы не шатались по комплексу, не мешали другим, не безобразничали. Конечно, больше всего ребят привлекают тренировки по рукопашному бою без оружия, которые проводят бывшие «афганцы». На втором месте у них видео. На третьем — бассейн. Пробовали установить для них плату. На следующий день смотрю — ни одного! Я тут же объявил: «Для вас, ребята. хозрасчет отменяется». Смотрю: пришли...

Опыту Яцука — десять лет. За этот срок комплекс сформировал несколько тысяч здоровых семей. В микрорайоне самое низкое в городе количество алкоголиков и дебоширов. А десять лет назад этот микрорайон считался одним из самых тяжелых в Запорожье.

Бывшие воспитанники Яцука и его коллег сегодня заниматься приходят уже с собственными детьми. Сложился своеобразный замкнутый воспитательный цикл, своего рода «безотходное производство» здоровых личностей.

Летом команда Яцука отправляется вслед за потоком горожан на Кахов- ское водохранилище. И предоставляет там совершенно другой набор платных услуг. Катание на яхте и водных лыжах. Стрельба из пневматических ружей. Подводное плавание. Дискотека. Прокат лодок, теннисных столов, бильярда, рыболовных принадлежностей.

Мы встретились с Дмитрием Яцуком в ВЦСПС. «Это то, что мы ждали много лет! — воскликнул он, подняв над головой брошюру с постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС «О применении договорных форм организации и стимулировании труда коллективов и отдельных работников культурно-просветительных, внешкольных учреждений и спортивных сооружений, занятых оказанием платных услуг населению». — Наши методы легализованы! Теперь я имею юридическое право поощрять лучших профессионалов в размере 30 процентов от оклада. Как тут не радоваться!..»

Конечно, хорошо, что Яцуку повезло с котельной. А если бы ее не было? Хорошо, что поддержали руководители района. А если бы не поддержали? Хорошо. что комплексу дали статус профсоюзного клуба задолго до того, как было принято Положение о профсоюзном подростковом клубе. Хорошо, что первый секретарь обкома посоветовал работникам ОБХСС заняться более важными делами и не терзать понапрасну Яцука. Хорошо, наконец, что в ВЦСПС нашлись люди, которые внимательно следили за экспериментом Яцука и разработали упомянутое постановление на основе его модели организации платных занятий.

Так до каких же пор работа с подростками по месту жительства, ее успех или провал будут зависеть от стольких условий?

Почему для того, чтобы спасти пацанов от уличных главарей, воспитателю надо спасаться от тех, кто постоянно мешает ему вопреки очевидной служебной обязанности помогать?

В одном и том же городе могут быть районы с разным поведением подростков. Стало быть, могут применяться разные варианты работы с уличной средой. Я привел только два. Но есть и другие. Они могут быть многообразны, как и сама уличная жизнь и запросы ребят. Но не пора ли нам свести все это многообразие в единую отрасль социальной педагогики, коль она так сильно отличается от школьной и всякой другой, да начать специальную подготовку настоящих профессионалов?

В сентябре в Ленинградской высшей профсоюзной школе откроется факультет по подготовке организаторов работы с подростками по месту жительства. Такой же предполагается открыть на Дальнем Востоке. После четырехгодичного обучения будет выпущено около тысячи специалистов. Но тысяча на страну — капля в море! К концу пятилетки одних только профсоюзных детских и подростковых клубов будет около 16 тысяч. А сколько у нас дворовых — жилкомхозовских? Еще больше. Кто же их возглавит? Тысяча специалистов будет подготовлена только через четыре года, а работать с улицей, особенно в таких тревожных городах, как Казань, Алма-Ата, Воркута, надо сегодня, сейчас!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

«Пинк Флойд»

"Сможем ли мы когда-нибудь подойти к уровню «Пинк Флойда» — это под большим вопросом"