Человек на «середине»

Э Данилова| опубликовано в номере №861, Апрель 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Хотите знать, что такое общественный отдел кадров? Идите на «Большевичку», — посоветовали мне в Московском горкоме комсомола. — Общественный отдел кадров? — переспросила Светлана Павлова, секретарь комитета комсомола фабрики.— У нас такого нет. Да и зачем он? У нас все решает бригада.

...Зина Лучкина проспала. Виноват будильник. Он почему-то не зазвонил. Зина опоздала на работу.

Всякие бывают профессии. Зине нравится именно эта. Дело даже не в том, что Зина — швея. Она работает на конвейере и совсем не представляет себя швеей, скажем, в ателье. Зина во всем любит четкость. Ей нравится такая работа, в которой главное — быстрота и внимательность рук. Здесь, в цехе, руки сами взлетают в привычном ритме, берут деталь, потом снова бросают ее на медленно ползущую ленту, а там, где-то в самом конце цеха, вешают на плечики готовый костюм. Ей всегда это казалось удивительным.

Зина никогда не ездила на работу в такси, но сегодня остановила первую попавшуюся машину. И все-таки опоздала. На ее месте уже сидела другая.

Был последний день месяца, и цех напряженно гудел, вздрагивая всеми приводными ремнями и моторами. В такой день нервы у начальника цеха натянуты, как приводные ремни. В такой день даже самый сдержанный мастер может сорваться, повысить голос. В такой день редко кто не произносит слово «план».

Зина ничего не успела объяснить. Начальник цеха, проходя мимо, гневно и отчетливо сказала:

— В дворники! На месяц!

Таскать отходы, убирать мусор. Другому, может, и ничего: разнообразие. Для Зины это позор. Вместе с пьяницами и прогульщиками?! Ни за что! Кусая от обиды губы, писала на подоконнике заявление, а цех, равнодушный и занятый, строчил, строчил, строчил свои бесконечные швы.

Ну и пусть!

В отделе кадров хлопнула на стол заявление.

— Увольняйте!

Но заявление вернули:

— Где согласие бригады?

Да, черт возьми, есть такая формальность! Зина впопыхах совсем забыла. Человека увольняет бригада. И Зина вернулась в цех.

— Формальность?! — возмутилась бригада. Весь пятнадцатиминутный перерыв подруги отчитывали Зину, а решение начальника цеха бригада просто отменила как несправедливое. Вот и все. Инцидент был исчерпан. Зина снова села на свое место. Рядом спокойно и деловито подрагивал конвейер. «Большевичка» выполняла план...

На фабрике есть такое выражение: «Выходи на середину!»

В центре цеха есть свободное от станков место, сюда, «на середину», собираются цех, секция, цепочка, бригада. «Середина» обладает широкими полномочиями. Она принимает на работу и увольняет. Поощряет хорошего работника и наказывает нерадивого. Решение «середины» — почти закон. Если «середина» переводит кого-нибудь за прогулы на временную работу во двор, «пострадавшему» нет смысла обращаться за помощью к юристу. У «середины» свои и очень конкретные представления о правах и обязанностях, она всегда сумеет убедить юриста, что некоторые пункты законодательства устарели.

У «середины» есть одно очень ценное качество — гласность. Здесь все решается открытым голосованием. По решению «середины» Люсе Дмитриевой повысили разряд. По решению «середины» Валю Вихрову перевели на другую операцию, чтобы Валя (она живет за городом) успевала с электрички на автобус, чтобы не топать Вале вечером два километра пешком.

«Середина» — это не только принятые коллективом решения.

«Середина» учит справедливости.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

70 дней одного года

Очерк. Окончание. Начало см. в № 6.