Человеческий поток и плотина

Л Усенский| опубликовано в номере №365-366, Август 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

По скату нагорья несется вниз бурный поток. Ничто, кажется, не может остановить его движения. Огромные бревна, глыбы камня увлекаются стремниной.

Но вот где-то в русле потока ничтожный обломок, кремешок, порою даже ветка случайно застревает в незначительном углублении дна. В первый миг кажется нелепым обращать внимание на этот пустяк: кремешок дрожит под чудовищным напором, струи гнут и терзают гибкую веточку...

Однако в следующие мгновения к этому крошечному кусочку прильнет второй, третий... За ним образуется еле заметное завихрение, отложится несколько песчинок.

Пройдет время, и в том месте, где некогда над слабенькой веточкой клокотали неистовые струи, возвысится недвижимой громадой остров. Стремнина изменила направление. Река превратилась в стоячее озеро. И первопричиной этого перелома явилась стойкость единственной ветки, щепки, камешка.

Великое складывается из бесчисленного множества причин. Ничтожная сила, действующая упорно и непрерывно, способна побороть самый яростный напор.

Полотняный пластырь, наложенный на пробоину в бронированном борту морского корабля, легко проткнуть перочинным ножом, а он выдерживает на себе весь океан! Вспомним некоторые исторические примеры, когда стойкость - иногда личная, иногда коллективная - делала чудеса, когда слабая, казалось бы, рука одного человека как бы превращалась в руку гиганта...

Двадцать восемь лет назад, в 1914 году, немецкие полчища затопили север Франции. Армии генерала фон Клука и других стремились к Парижу. Сверхчеловеческим напряжением их удалось отбросить на (первый раз, но было совершенно ясно, что смертельная угроза не миновала, что за первым напором последует (он уже следовал) второй, может быть десятикратно сильный. Немцы ввели тогда в бой огромные, численно подавляющие массы войск. Их вооружение, особенно тяжелая артиллерия, было несравненно лучше французского. Давление, производимое их армиями на еще тонкую цепочку защитников Франции, представлялось чудовищным!.

Перед французскими солдатами встала дилемма: либо отступить и пропустить безжалостного врага в сердце страны, либо же любой ценой, любым способом остановить его на полях севера. Французский солдат, «пуамо» («мохнатик» - так ласково прозвала его Франция), выбрал второе. Он зарылся в землю. Он решил выстоять - и выстоял.

Пересмотрите все архивы той войны - вы не найдете приказа о начале позиционного сидения. Оно пришло само собой. Какой-то, самый упорный, самый стойкий, самый решительный человек осенним днем, под струями пулеметного огня вырыл для себя первый индивидуальный окоп и залег в нем. И выброшенная им груда земли через четыре года выросла в могильный холм, похоронивший под собою чванливые грезы Вильгельма о «Германии, стоящей превыше всего».

Все это сделала стойкость тысяч. Но начало этому положила стойкость единиц.

Если бы год назад, в сентябре 1.941 года, меня спросили, какую реку я считаю самой замечательной рекой земного шара, я ответил бы, не задумываясь: «Речку Воронку». Не сомневаюсь, что по окончании войны этой речке и делам, связанным с нею, будут посвящены строки многих поэм, темы многих исследований. В то же время на редких картах вы найдете этот болотный ручеек длиной в десяток километров, шириной в десяток метров. Что же произошло на реке Воронке?

Семьсот дней немецкие армии вели во всей Европе только наступательную войну. Двадцать четыре месяца они двигались вперед, и никто не мог остановить этого движения. Около десятка стран, три четверти Европы залил коричневый поток, точно в центре ее пришел в действие чудовищный вулкан. И вот немцы вторглись на нашу землю. Терпя временные неудачи, наша армия отступала. Немцы рвались к Ленинграду. На этом! пути они форсировали мощные водные рубежи - Западную Двину, Лугу, Нарову. Казалось, на подступах к Ленинграду не осталось ни одной значительной реки, Малодушные люди впали в отчаяние.

«Сопротивление уже невозможно», нашим войскам «не за что зацепиться» - говорили они. Они не знали, что на пути немцев есть еще болотная речка Воронка, а за ней стоят балтийские моряки.

В первых числах сентября крупные немецкие части с разгону подошли к речке Воронке. В первых числах сентября командующий этим участком фронта генерал-майор Григорьев призвал своих моряков не отступать ни шагу дальше, и моряки ответили: «Есть ни шагу назад!»

В восемнадцать часов вечера 6 сентября батарея старшего лейтенанта Лыгина открыла огонь предельной скорострельности по берегам Воронки: за двадцать минут было выпущено полторы сотни снарядов.

В то же время бронепоезда капитанов Кропачева и Ступачова полным ходом пришли на позиции у речки.

Орудия кронштадтских фортов тяжело повернулись в сторону Воронки.

Батальоны морской пехоты бросились в контратаку...

Это было 6 сентября 1941 года. А 10 июня. 1942 года я бродил в болотистом лесу по нашему берегу этой речки. Немецкие полчища так и не преодолели ее. На берегу Воронки они были остановлены и принуждены перейти к позиционному сидению. Кто остановил их бешеный напор? Балтийские моряки - люди большого упорства и богатырской стойкости.

История одной потертости

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены