«Брянские правила»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Беседуют Александр Рязанцев, фрезеровщик производственного объединения «Брянский машиностроительный завод» (БМЗ), лауреат премии Ленинского комсомола и Петр Козин, Герой Социалистического Труда, бригадир слесарей-сборщиков БМЗ

П. КОЗИН. Довелось мне недавно выступать на митинге. Многие тысячи людей собрались на заводской площади – наше объединение получало Красное знамя за первое место во Всесоюзном социалистическом соревновании. Вручал знамя первый заместитель министра, присутствовали гости с других заводов. Не скрою, приятно было. Юбилейный год, а мы шесть месяцев подряд – первые во Всесоюзном соревновании. Построенные нами пятивагонные рефрижераторные секции, маневровые тепловозы, судовые дизели основных марок удостоены государственного Знака качества. Без малого девяносто процентов отличной, надежной продукции с почетным пятиугольником – такого показателя добиться трудно, и редко какое предприятие пока еще имеет такие результаты.

Поблагодарил я коллегию министерства и ЦК профсоюза рабочих машиностроения за высокую оценку труда нашего коллектива, рассказал о социалистическом соревновании, о том, как мы поддержали почины передовых коллективов страны «Пятилетке качества – рабочую гарантию», «Ни одного отстающего рядом!». Сказал, что счет сверхплановой продукции, изготовленной в честь 60-летия Октября, мы ведем уже на миллионы рублей.

Там, на трибуне, еще раз пришла в голову мысль, давно уже прочувствованная, выношенная. Помнить прошлое – без этого, если хочешь, нет подлинной души и подлинного характера.

А. РЯЗАНЦЕВ. Согласен с вами. И мы, молодое поколение заводчан, не забываем, какие корни у нашего сегодняшнего индустриального гиганта. Начинали наши деды с борон, плугов да рельсов, катали броню для «Потемкина», строили паровозы, вагоны. Хорошо работали: и броню создали, что на испытаниях превзошла английскую, и паровозы сделали лучшие в мире, на международных выставках получали золотые медали. Это история. И мы трепетно вглядываемся в страницы этой истории.

Каждый молодой рабочий, придя на завод, вливаясь в его большую семью, свою трудовую жизнь начинает с посещения нашего заводского музея. Вы, Петр Петрович, и я сколько раз проходили по его залам... Мне лично особенно памятен раздел, посвященный далекому 1918 году. Завод мерз. Завод голодал. Троцкий настаивал на том, чтобы закрыть его. Самое непосредственное участие в судьбе предприятия принял тогда Владимир Ильич Ленин. Он встретился с посланцами нашего завода Акимовым и Беззаботновым, расспросил обо всем, в чем нуждались рабочие. По предложению Ильича заводу была выделена большая сумма денег, а также продовольствие. И тогда, ободренные вниманием и заботой Ленина, рабочие взялись налаживать производство, чтобы немедля дать так нужные стране плуги, подъемные краны, снаряды, бронепоезда.

П. КОЗИН. Да, это время глубоко отразилось на судьбах людей.. Затронуло оно – впрямую – и меня. Мой отец, Петр Александрович, рабочий-литейщик, с продотрядом отправился за хлебом. Он погиб в бою где-то в Сибири. Я так ни разу и не видел своего отца. Мать говорила, что был он сильный, рослый, добрый и справедливый.

Тогда многие рабочие нашего завода, как говорится, одной рукой строили, созидали, а другой отбивались от многочисленных врагов. Я часто думаю о том, что здесь, на нашем заводе, создавались тогда не только; бронепоезда, паровозы, плуги, а и новые производственные отношения. Октябрь передал власть в руки народа, и рабочий люд сам решал, как сделать свой труд более производительным, чтобы укрепить эту власть. А для этого прежде всего надо было не просто поднять, а создать новую, осознанную трудовую дисциплину. Вот тогда-то и появились наши знаменитые «Брянские правила», которые стали ос-г новой внутреннего трудового распорядка, Действующего сейчас на всех предприятиях страны.

А. РЯЗАНЦЕВ. «Брянские правила» для нас, молодых машиностроителей, не просто символ. Каждый третий работник в объединении – комсомольского возраста. Возле мемориала «Брянские правила», что сооружен на территории завода, проводится торжественное посвящение в ряды рабочего класса. Все знают, как это было тогда, в 1918-м...

П. КОЗИН. Да, 25 января 1918 года – значительная веха в жизни нашего с тобой, Саша, завода. В тот день на совместном заседании общественных организаций было решено «выработать правила внутреннего распорядка, за неподчинение которым принимать все меры вплоть до расчета». Проект правил раздали по цехам, чтобы люди могли взвесить каждое слово этого первого в молодой республике Кодекса рабочей чести. 10 мая директор Рожков телеграфировал В. И. Ленину о том, что завод стал, работать по-новому, и послал ему экземпляр «Правил».

Владимир Ильич внимательно ознакомился с «Брянскими правилами». Обращаясь к участникам проходившей в те дни конференции представителей национализированных предприятий, он писал: «Желательно... чтобы конференция... одобрила или, посредством резолюции, узаконила внутренний распорядок по типу брянских правил в интересах создания строгой трудовой дисциплины...»

В ноябре 1918 года Народный комиссариат труда утвердил постоянные «Правила внутреннего распорядка».

А. РЯЗАНЦЕВ. Помню, в кружке комсомольского политпросвещения мы изучали ленинскую работу «Очередные задачи Советской власти». Так вот, я тогда сделал для себя открытие: рабочие нашего завода своими «Правилами» очень конкретно отозвались на эту ленинскую работу! В ней, помните, Владимир Ильич подчеркивал, что после взятия власти и национализации предприятий задача рабочего класса состоит а том, чтобы повысить производительность труда, обобществить производство на деле. И вот именно на деле и взялись за выполнение этой важной задачи, от которой во многом зависело, быть или не быть республике, рабочие нашего завода. Были определены принципы, по которым мы живем и по сей день. Сформулированы обязанности и закреплены права...

П. КОЗИН. К слову, о правах... Согласись, для тебя и твоих товарищей многие из них стали привычными, само собой разумеющимися. Едва переступил подросток порог проходной, как перед ним чуть ли не ковровую дорожку расстилают, приставляют наставника, проводят беседы, обучают профессии. Не выполнил план, так бедного мастера склоняют и на цеховом комитете, ив общественном отделе кадров, и в совете наставников. А как было у наших дедов?

В те далекие годы нелегко было устроиться на завод, а уж получить профессию вообще считалось пределом мечтаний. Говаривали тогда: «Въехал в завод на поросенке». Это значит – надо было мастеру подарить поросенка, чтобы тебя приняли в цех хотя бы мальчиком. Чуть что – проваливай за ворота. Я как-то «копал» старые документы. Веришь, мороз по коже шел... Около двадцати рублей получал в среднем в месяц рабочий Брянского завода до революции. Зато доходы акционеров все росли. Рабочим же то и дело резали паек, да и тот стали выдавать такими «продуктами», что их и продовольствием-то грешно было называть...

Вот и бунтовали заводские. Да еще как! И забастовки объявляли и на демонстрации выходили, под пули жандармские. В апреле 1913 года, как раз в годовщину Ленского расстрела, «Правда» подробно рассказывала о крупной забастовке на Брянском заводе: «...Рабочие в количестве 10000 человек присоединяются к рабочим Петербурга и других городов и вместе с ними требуют человеческих прав для всех граждан России...»

Если говорить о трудовой дисциплине, то в старые времена она держалась в основном на страхе: как бы не выгнали, не оштрафовали и так далее. Такой порядок должен был разъединять людей, замыкать каждого в своих личных интересах.

Мы же воспитываем сознательную дисциплину. Надо не только создавать хорошие условия труда, но и требовать от ребят гражданской сознательности.

А. РЯЗАНЦЕВ. Вашу бригаду слесарей называют «козинским университетом». Из этого университета вышли десятки хороших специалистов, многие стали руководителями, инженерами, технологами. Почему в вашей бригаде никогда не бывает нарушений дисциплины, работаете всегда с большим опережением графика, а качество продукции самое высокое? Может, просто везет на ребят?

П. КОЗИН. Как-то меня на работе упрекнули: «Ну и даешь ты, Козин! Сам академик сборки шатунов, а взялся опиливать заусенцы. Пацанам вручил шаберы, доверил точную работу. Шатун дизеля – это же не болт какой-то, сотки надо ловить, не выдержал точность, .и все пропало». Да, я доверил работу ребятам точную и ответственную, сам переживал, как бы чего не вышло. Но тут, видишь, гвоздь-то в чем... Кто их научит точности, кроме меня? И еще. Как гордится парнишка, осилив сложную работу! Он на седьмом небе от счастья. Доверие – большая сила.

В своей бригаде мы требуем, чтобы все учились: в школах, техникумах, институтах. Иной бригадир, например, отмахивается от ребят, которые учатся: дни свободные им подавай, отпуск только в летнее время и прочее. Мы же уговариваем учиться. Знания – они всегда на пользу бригаде. А выучился – в добрый путь! От людей зависят и производительность и качество труда... Володя Приходкин, Анатолий Иванович Кривошеее... Я мог бы назвать немало выходцев из нашей бригады – сегодняшних руководителей производства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Октябрь – для всех и навсегда

Беседуют Сергей Соловьев, заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат премии Ленинского комсомола и Григорий Чухрай, народный артист СССР, лауреат Ленинской премии