Боровские были

Дмитрий Жуков| опубликовано в номере №1309, Декабрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я интересовался более всего тем, что бы могло прекратить страдания человечества, дать ему могущество, богатства, знание и здоровье.

К. Э. Циолковский

Невелик городок

У самой границы Калужской области, там, где она примыкает к Московской, расположился город Боровск. Красивый город, хотя и запущенный. Кстати, и то и другое привлекает сюда кинематографистов. Как нужно показать что-либо из старинной жизни или ностальгическую поездку современного героя в родную провинцию, так и снаряжают сюда экспедицию – не менее чем в десятке фильмов можно увидеть боровские городские пейзажи.

Жили здесь когда-то летописные вятичи. Впервые официально Боровск помянут в духовной грамоте великого князя Ивана Ивановича в 1358 году, но в свое время один из городских воевод доносил: «...Кем сей город построен и давно ль, сведения не отыскано; а из истории преп. Пафнутия Боровского чудотворца видно, что г. Боровск был до прихода в Россию татарского царя Батыя...»

В общем, городок весьма древний. Деревянная крепость его, стоявшая на страже Московского княжества, была вознесена на высоченный четырехугольный насыпной холм, огибаемый крутым извивом реки Протвы. Кремль сгорел в 1634 году и больше не восстанавливался. По сию пору сохранился этот рукотворный холм с крутыми откосами, уходящими вверх метров на двадцать, и оттуда виден весь Боровск, многочисленные колокольни на высоких берегах, древняя деревянная церковь в селе Высоком, могучий сосновый бор, некогда, по-видимому, давший название городу, а вдали среди сосен – башни и купола монастыря.

Красиво и внушительно выглядит город, если не всматриваться в частности вроде покосившихся куполов, от которых остались прозрачные скелеты, и стен, облупленных и поросших березками и прочей флорой. Впрочем, как говорят путеводители, древний город был деревянный, а все каменное роскошество Боровска построено уже после семнадцатого века и посему якобы не представляет особой ценности. Однако ж, думается, какими надо быть богатыми стариной и культурой, чтобы пренебрегать постройками, которые высились уже тогда, когда Соединенные Штаты Америки, к примеру, еще только делали свои первые шаги. Хотя бы стоящей на центральной площади Спасо-Преображенской церковью «на взгорье», что нынче совсем обветшала и зовется местным людом «Спасом на керосине», потому что и в самом деле через весь фасад ее протянулась вывеска керосинной лавки. Или занятым под автобазу собором, что по стилю и величине очень напоминает парижскую базилику Сакре-Кёр, которую парижане по ночам гордо освещают прожекторами... В Боровске как-то особенно ощущаешь чувство меры и красоты, которым обладали строители, выбирая места для колоколен. И что еще поражает – население городка всегда было невелико, жили все в деревянных домишках, а деньги на несколько десятков красивых зданий из своих немудреных доходов выискали: тут чувствуется явная тяга к «излишествам», к красоте, которую трудно отделить от представления о счастье.

Тихий Боровск связан с именами художника Дионисия, огнепального протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, архитектора Федора Коня, с именами философа Николая Федорова и ученого Циолковского. Это изрядная часть русской духовной истории, движение которой определялось мыслями и делами выразителей народных чаяний – государственных деятелей и творцов. И еще – подвижников, отрекавшихся от материального процветания ради духовных подвигов во имя счастья человечества.

Перед административными зданиями, венчающими ныне насыпной холм, стоит скульптурная композиция – устремляющаяся ввысь ракета и бюст Циолковского. Кажется, что и в строении колоколен предугадан порыв в космос, устремленность в небо, воплощена дерзкая мечта человечества о бессмертии. Человек творил красоту, соревнуясь с природой, и кто становился вровень с ней хотя бы в частице ее созидательной силы, того мы называем теперь гением.

На военных прекрестках

Алексей Алексеевич Антипов – человек тихий, деликатный, но бесконечно упорный. Он директор Музея воровского Пафнутьева монастыря, созданного им на общественных началах с помощью комсомольцев и пионеров. Здесь под сводами монастыря на ухоженных витринах и стендах представлено боровское население всех времен в его «вещественном выражении».

Саркофаги, коллекции старинных весов, каменные орудия доисторической эпохи, сохи и плуги, иконы и самовары. Справа – вход в крохотную комнатенку без окон, которая представляется «темной полаткой», где, может быть, сидел в цепях протопоп Аввакум, потому что в его «Житии» и в самом деле есть указание, что она была под монастырской трапезной, а музей именно там. Вот обломок штукатурки с сохранившимся фрагментом фрески кисти Дионисия, тут стенды знаменитых боровчан: математика Чебышева, адмирала Синявина, мечтателя Циолковского... Оружие разных времен – едва ли не все великие войны прокатились сокрушительным катком по городу Боровску, который всегда стоял на страже земли Московской.

Боровское ополчение во главе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и Боровским отличилось на поле Куликовом. Это князь Владимир Андреевич, прозванный Храбрым, вел полк правой руки к полю. Это его вместе с Димитрием Волынским Боброком поставили командовать засадным полком. Это он, видя, как гибнут русские люди под татарскими саблями, пылко рвался в бой, а опытный Боброк его удерживал, чтобы сказать в нужное время: «Теперь и наш час приспел. Дерзайте, братия и други».

Во время «великого стояния на Угре» в Боровске была главная ставка великого князя Ивана III. Тогда, в 1480 году, и было покончено навсегда с ордынским игом. Выходец из Боровска архиепископ Вассиан Рыло понукал князя: «Не бессмертный ты человек, смертный, а без року смерти нет ни человеку, ни птице, ни зверю; дай мне, старику, войска в руки и увидишь, уклоню ли я лицо свое перед татарами?» Но Иван III знал обстановку лучше, мудро выжидал, а когда зима сковала реки, «князь же велико с сыном и братиею и со всеми воеводами поидоша к Боровску, глаголюще, яко на тех полях с ними бой поставим». Судьбу России было намечено решить под Боровском. Однако до боя не дошло, хан Ахмат поспешил увести свое оголодавшее войско восвояси...

Но еще не раз налетали враги... Неподалеку проходила граница с Литвой. Ходил из Боровска биться за Смоленск Василий III. Рос город, росла рядом и каменная крепость – боровский Пафнутьев монастырь. Грозны когда-то были его стены и башни Тайницкая, Георгиевская, Оружейная... Считалось, что строил крепость знаменитый государев мастер Федор Конь, который возводил стены и Смоленска и Белого города Москвы. Знатоки видели в этой воровской цитадели руку великого «градодельца». Сильно была разрушена монастырская крепость в лихие для России годы Смутного времени. Чего стоит один лишь эпизод боя воеводы Михаила Волконского с войсками Лжедмитрия II и Яна Сапеги. Заперся он в каменной твердыни, оборонялся десять дней, но предали его помощники Змеев и Челищев, открыли ворота во Входной башне, что и теперь называют «башней измены». Волконский сражался до последнего и был изрублен уже в соборе у могилы Пафнутия. В летописи говорится, что в этой битве погибло 12 тысяч человек.

Сражались здесь и войска князя Дмитрия Пожарского.

А в 1812 году тут действовали партизаны Дорохова, Сеславина, Фигнера. Когда стал Наполеон готовиться к уходу из Москвы, Кутузов занял с армией находившееся неподалеку село Тарутино и перекрыл дороги на Тулу и Калугу.

Через несколько дней казаки Платова атаковали на Боровской дороге французский обоз, не зная, что в сорока шагах от них ехал сам Наполеон со свитой. Чудом спасся император, который вместе с Неем и Коленкуром вынужден был обнажить шпагу. Денис Давыдов потом рассказывал о казаках: «Если бы они знали, за кого они, так сказать, рукой хватались, конечно, не променяли бы этой добычи ни на какие пушки и обозы».

Наполеону было не понять озлобленности русских, участия в войне не только солдат и казаков, но и простых мужиков и даже женщин и детей...

Так было, так будет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены