Без острых углов

Станислав Токарев| опубликовано в номере №1421, август 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Размышления о первых шагах в спорте и первых тренерах

— Чем отличались мы от нынешних начинающих?.. Их приводят в спорт родители, и нас приводили, но тогда родители были другими. Наши прошли войну. Они хотели своим детям радости, а нынешние хотят успеха. У нас всего было мало, я донашивала вещи старшей сестры. Но мы радоваться умели лучше. Вообще в семье было больше любви, родители воспитывали, не стремились это дело переложить на общество. Сегодня родителям некогда...

Перенося на бумагу монолог трехкратной олимпийской чемпионки Ирины Родниной, я невольно порываюсь смягчить безапелляционность ее суждений гуттаперчевыми «по-моему», «кажется», «похоже». Но тогда это будет уже не Роднина с ее прямым, дерзким карим взглядом. Роднина в числе самых бескомпромиссных людей, которых мне доводилось встречать. И самых категоричных.

— ...Зачем мы шли на каток? Чтобы кататься. Нам хотелось кататься, бегать наперегонки, а теперь дети хотят быть чемпионами. Они же все знают, все и всех видели по телевизору. Родители им говорят: «Прославитесь, станете, как Бестемьянова и Букин — слышите, как им хлопают?» Все стало деловитей, холодней, что ли... Ну, так ли любят в школе первую учительницу, как мы любили? Первого тренера — да, любят. Пока еще. Это первая, Первая Любовь ребенка! Но мы словно хотим скорей перескочить эту стадию. Раньше чему нас учил первый тренер? Чему меня учила Зинаида Ивановна Подгорнова? Там, у нас, в Марьиной роще. Кататься и радоваться. Теперь сразу учат прыжкам. А как же — подавай разрядников. Ребенок в спорте еще не освоил дважды два, а ему вдалбливают дифференциальное исчисление. А ведь дети с охотой делают прежде всего то, что у них получается. Если заставлять, выходит скука. Если неинтересно, если принудиловка, если легко дается — тоже скука, вот в чем сложность. Мой сын освоил «ласточку» за две тренировки, ну и что? Он только мне мешал, канючил: «Ма-а, посмотри, как я делаю...» А вчера мы с ним были в мастерской одного скульптора, и он два часа сидел тихо и лепил человечков... Вот в чем сложность: пусть пер вый тренер мало что знает и умеет в спорте, но он должен уметь помочь ребенку раскрыть себя. Уметь и хо теть... Почему не все из нас любят поэзию? Одним природа не дала чуткую душу. Других родители не приохотили. Но в школе худо-бедно проходят все-таки стихи. А знать живопись в школе совсем не учат, и мы в ней душевно неграмотны... Так вот, пер вый тренер должен дать ребенку ос новы движения и радость движения. Дать радость! Мы ж их все только учим, только долбим: в школе, дома, по телевизору... В спортзалах. А они хотят радоваться, они как никто умеют радоваться. Хвалите их, чаще говорите им, какие они красивые...

«Надежда Алексеевна, я вас так люблю! Вы у меня по любви на первом месте, наш пианист — на втором, а ты, мама, так и быть, на третьем». Это тоже из монолога — монолога гимнастки семи неполных лет, адресованного молодому тренеру Наде Никифоровой.

Ради первого тренера идут на жертвы. На тяготы и лишения. Не для красного словца употребляю я эти слова. Добровольно отказаться от нежнейшего, рассыпчатого печенья курабье, чтобы не набрать лишний вес, от упоительного мороженого крем-брюле, чтобы не заболеть ангиной и не пропустить тренировку, от очередной серии телеприключений кота Леопольда, поскольку тренировка именно в эти часы...

Не станем, взрослые мои друзья, преуменьшать значения этих сознательных, самостоятельных поступков, волевых актов детей. Поступков человека, для которого они — вдумайтесь — не обязательны: в школу или сад ты идешь, потому что это необходимо, в спортзал ведь можешь не пойти...

«Опять о Большом Спорте, — поморщится иной читатель, пробежав эти заметки, — не о физкультуре, необходимой каждому из нас как воздух, а о поиске будущих чемпионов, о борьбе самолюбий и честолюбий... Знакомая песня. Интересная лишь для узкого круга».

Для узкого? Позвольте высказать несколько соображений.

Первое. Круг вовсе не узок. Большой Спорт — это не одни чемпионы, призеры и вообще те, кого показывают по телевизору. Это все, кто тянется к вершинам. И неважно, как высоки вершины. Новичок стремится получить юношеский разряд, но мечтает о большем, ибо ограничить себя легкой целью означает не достичь никакой. Пусть горячие головы грезят олимпийским пьедесталом, пусть: щелкнем-ка по носу того, кто возьмется доказывать им недостижимость цели, а следовательно, бессмысленность сверхусилий...

Соображение второе основано на элементарном примере. Выхожу я, допустим, на утреннюю пробежку. Легкой трусцой бегу вдоль бульвара — вдох, выдох... Ах, как славно, какие приходят высокие, светлые мысли... Это что — это физкультура. Вдруг меня догоняет приятель. «А ну, — говорит, — кто быстрей во-он до той березы?» И помчались. Это что — это уже спорт. Состязание. Выдающийся спортивный педагог современности Виктор Ильич Алексеев, основатель первой в стране спортшколы, носящей ныне его имя, заслуженный тренер СССР № 1, говорил, что в любом человеке заложено стремление соревноваться, делать что-то лучше других: «Иначе откуда прогресс?»

Процитирую еще одну фразу Алексеева. «Физкультура воспитывает нормального здорового человека. Спорт — человека будущего». Молчаливый философ не любил разжевывать свои афоризмы: буркнет, и вся недолга. Но речь, если вдуматься, о том, что спорт в той же мере область морального воспитания, в какой и физического. К сожалению, мы не всегда понимаем, как это важно.

Итак, ребенок приблизился к порогу спортивной школы. Посмотрим, как его переступают.

Конец лета — начало осени — пора набора. Конец осени — начало зимы — пора отбора. Набор и отбор — как Сцилла и Харибда, которые в данном случае не раздавят, конечно, в лепешку, но нанести душевную травму могут.

Легко Родниной предаваться ностальгии, вспоминать Марьину рощу, лед под открытым небом, который чистили сами родители, на этом пятачке — в снег, в мороз, и резвились ее сверстницы в сшитых мамами платьишках...

Кто знает, взяли бы сегодня в фигурное катание щуплую, малокровную Иру? Приняли бы в группу, которой предстоит заниматься во Дворце, где светят софиты, где каждые полтора часа могучий комбайн важно выруливает шлифовать лед, намороженный дорогостоящей холодильной установкой?

Недавно звонил приятель, журналист-международник. Просил посодействовать, чтобы сынишку приняли в секцию фигурного катания. Мама его привела записывать, тренер сказал: «Ваш не годится. Плохо стоит на коньках и вообще какой-то неуклюжий». Мальчик несколько дней рыдал: «Я никому не нужен...»

Нет, такое происходит не везде. Скажем, в отделениях беговых коньков рыдать впору тренерам — вид спорта, искони наш, национальный, утратил популярность. Мальчиков больше влечет хоккей, девочек — то же фигурное катание, главным образом танцы (с перспективными партнерами по традиции некоторая «напряженка»). А мы-то, грешные, с какой щемящей сердце радостью вспоминаем мы, люди старшего и среднего поколения, парковые катки нашей юности: огни, фокстроты, которые в целях искоренения чуждого влияния назывались «быстрыми танцами», и танго, именуемые «медленными»...Наши привычные раздевалки, где в тесноте, да не в обиде... Нашу браваду... Кокетство... Завязь нежных чувств...

Как-то я случайно проходил по родному некогда Чистопрудному бульвару. Лед пруда был на три четверти завален сугробами. На месте деревянной раздевалки высилось чудо архитектуры — кафе из стекла и бетона. Лампочек надо льдом не было в помине. В субботу днем на небольшом полурасчищенном кусочке пацаны гоняли шайбу. Жестяной голос из динамика требовал, чтобы лед покинул гражданин с детской коляской.

Время склонно менять понятия о ценностях. Нет отбоя от желающих отдать детей в теннис... В горнолыжный спорт... В синхронное плавание, наконец, — вон там какие резвятся грации...

Но те, к которым уже пришло счастье стать родителями, или те, кого оно ждет — следовательно, большинство из нас — должны, полагаю, руководствоваться (кроме соображений престижа) еще двумя. Самыми простыми.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о Леонардо да Винчи XX века» Александре Леонидовиче Чижевском, о жизни и творчестве Александра Вампилова, беседу с писательницей Викторией Токаревой,  неизвестные факты жизни и творчества Роберта Льюиса Стивенсона, окончание детектива Наталии Солдатовой «Проделки Элен» и многое другое.

 



Виджет Архива Смены

в этом номере

Александр Московка

Спортивный автограф