Бесконечный слалом

опубликовано в номере №989, Август 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Ты слышал, с латышками теперь психолог работает! — сказал мне знакомый тренер по баскетболу. — Он где-то здесь, в зале.

Каюсь, грешен, виноват: я еще не нашел того, кого искал, а информация в полсотни строк уже просилась на бумагу.

Вот уже в течение примерно лет десяти слова «психология», «психологический», «психолог» прочно обосновались в репортажах, статьях и очерках на спортивные темы. Для следящего за спортивной периодикой они уже стали такими же привычными, как, скажем, «гол», «стадион», «финиш».

Но вот ведь в чем вопрос: много ли мы знаем об этой самой психологии, кто он такой, спортивный психолог, чем он занимается?

Пора, однако, представить вам Мариса Будовскиса. Ему 29 лет. Он играл в волейбол, и играл неплохо, во всяком случае, десять лет назад тренеры юношеской сборной Латвии пригласили его в свою команду. Но затем он изменил волейболу и перешел в гандбольную веру. Еще два года назад он защищал цвета команды мастеров рижской «Даугавы».

В 1965 году Будовскис окончил медицинский институт. Специализировался в психиатрии. Сейчас он преподает общую и спортивную психологию в Латвийском институте физкультуры и работает с баскетболистками ТТТ и волейболистами «Радиотехники».

Вот с ним-то я и предпринял попытку написать не трактат, не учебное пособие, а... Впрочем, прочтете — сами увидите.

Анатолий Пинчук

«Эррера неправ»

ЖУРНАЛИСТ: НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД НА ВОПРОС КОРРЕСПОНДЕНТА «НЕДЕЛИ» О ТОМ. КАКУЮ РОЛЬ ИГРАЕТ В ПОДГОТОВКЕ ЕГО КОМАНДЫ ПСИХОЛОГ, ЭРРЕРА ОТВЕТИЛ. ЧТО В УСЛУГАХ СПЕЦИАЛЬНОГО ПСИХОЛОГА КОМАНДА. КОТОРОЙ РУКОВОДИТ ОН. ЭРРЕРА, НЕ НУЖДАЕТСЯ, ИБО ТРЕНЕР И ТОЛЬКО ТРЕНЕР МОЖЕТ И ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКОЙ СВОИХ ИГРОКОВ.

ВРАЧ-ПСИХОЛОГ: Эррера неправ. Он не мог бы быть психологом в команде, которую тренирует, даже если бы являлся тонким знатоком психологии, психиатрии и малой психиатрии.

Ж.: ПРОСТИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА «ПСИХОЛОГИЯ», «ПСИХИАТРИЯ» — ЭТО ЕЩЕ КУДА НИ ШЛО. А ВОТ ЧТО ТАКОЕ «МАЛАЯ ПСИХИАТРИЯ»?

В.-П.: Психология — наука о здоровой психике человека, объект изучения психиатрии — болезненно измененная психика человека. Здоровый и больной (или, как говорят немедики, сумасшедший, душевнобольной) — полярные состояния человеческой психики. Но у нее, у человеческой психики, есть еще и промежуточное или — что одно и то же — пограничное состояние.

Представьте, что к двум добродушно беседующим о чем-то людям подходит третий и, вежливо извинившись, спрашивает у одного из них, который час. Тот, разумеется, ответит. Но если те двое чем-то раздражены, если их разговор ведется, в повышенных тонах, боюсь, что третий может и не узнать, который час, либо получит ответ, правильный по существу, но не очень вежливый по форме. Такого рода отклонения от нормы свойственны всем без исключения людям. «Он разнервничался», «она ходит как в воду опущенная», «вышел , из себя», «вспылила» — мы привыкли к таким оценкам психического состояния человека.

До тех пор, пока реакция на раздражитель типична, точнее, нормальна для данного человека, он находится в зоне действия психологии. Но если эта реакция становится нетипичной, болезненной, человек становится объектом изучения малой психиатрии.

Каждый спортсмен во время подготовки к соревнованиям и на соревнованиях сталкивается с великим множеством раздражителей. Следовательно, помочь ему может человек, сведущий в вопросах медицины вообще, и психиатрии в особенности.

Я не знаком с Эррерой, но, судя по тому, что о нем пишут журналисты, судя по его заявлениям в печати, он экспансивен и сверхэмоционален. Убежден, что не всем его игрокам по душе нрав тренера, убежден, что, искренне желая добра, он приносит и определенный вред, которого можно было бы избежать, будь в команде врач-психолог, пользующийся его, Эрреры, доверием.

Ж.: НО ПОЧЕМУ ЖЕ В ТАКОМ СЛУЧАЕ ВЫ УТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ЭРРЕРА НЕ МОГ ВЫ БЫТЬ ПСИХОЛОГОМ В СВОЕЙ КОМАНДЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ БЫ ОН ОБЛАДАЛ ВСЕМИ НЕОБХОДИМЫМИ ПОЗНАНИЯМИ?

В.-П.: Потому что он одновременно является и тренером. Есть вопросы, на которые ему не ответят либо ответят неискренне даже те футболисты, с которыми он находится в идеальных. отношениях. Врачу же психологу скажут даже о том, о чем он забыл или не догадался спросить. Взаимоотношения тренера и игрока — взаимоотношения начальника и подчиненного. Разве игрок признается в том, что сегодня он себя плохо чувствует, или в том, что побаивается того, кого ему придется опекать? Тренер просто заменит этого игрока другим.

Взаимоотношения врача-психолога и игрока основаны на вере больного во врача, на доброжелательности врача и, что особенно важно в данном случае, на соблюдении врачебной тайны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рай без памяти

Фантастический роман. Продолжение. Начало см. №№ 11 — 14.

Пять вечеров с учителем

Наш специальный корреспондент Алексей Фролов встретился и беседовал с учителем русского языка и литературы 34-й вечерней школы г. Ленинграда Владимиром Емельяновичем Ярмагаевым