Белая нить на запястье

Игорь Романовский| опубликовано в номере №1067, Ноябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Граница

Звон цикад столь громок, что не слышно разговора на заднем сиденье «газика». В машине нас семеро: члены делегации ВЛКСМ, которая едет в освобожденные районы Лаоса по приглашению молодежной организации Лао Хак Саг, и товарищ Сенг, наш шофер. После десятичасового пути он дремлет, склонившись на баранку руля.

Мы стоим на обочине дороги. Ее перегораживает длинный бамбуковый шест с табличкой «Stop» – пограничный шлагбаум. Перед ним пять «газиков» с нашей делегацией и группой автоматчиков. Командир охраны – молодой, веселый, бесшабашный – разговаривает с пограничниками. Одет он так: вишневого цвета шерстяная рубашка, джинсы с широким поясом, большой складной нож в чехле, патронташ, пистолет в кобуре – в общем, с первого дня нашего знакомства он сразу же получил от нас прозвище «лихой майор». Позже мы узнали, что в биографии этого парня несколько лет фронтового разведчика, так что, пожалуй, звание майора могло быть не только прозвищем.

Из хижины показался вьетнамский пограничник с нашими паспортами. Шлагбаум поднят, машины, сохраняя положенную дистанцию на случай бомбежки, пересекают государственную границу ДРВ. Еще один километр «ничейной полосы» – и мы в Лаосе.

Крестьяне возвращаются с поля, несут на коромыслах в больших плетеных корзинах зелень, а за спиной – винтовки. Двое мальчишек гонят буйвола с пастбища, и у каждого в руке по короткому мечу с широким лезвием на деревянной рукоятке. Буйвол позванивает колокольчиком, сделанным из снарядной гильзы. Все чаще попадаются молодые солдаты в походном обмундировании, кто на велосипеде, а кто и пешком. Запыленные накидки, выгоревшие защитного цвета рубашки с погончиками, скатанные циновки, через одно плечо перекинут автомат, через другое – велосипедная камера. В такую «посуду» набивают специально приготовленный клейкий рис, запаса которого хватает на неделю, а то и больше.

Вдоль дороги, через каждые 10 – 15 метров, отрыты небольшие, до метра в глубину, ниши – индивидуальные бомбоубежища. Возле мостков они побольше, с бревенчатым в два наката покрытием. Остовы разбитых грузовиков, воронки от бомб и ракет. В некоторых местах воронок так много, что между ними не пройдет и «газик».

Дорога – один из главных объектов бомбардировок. Не только автоколонна, но и одинокий велосипедист, даже буйвол – цель для американских летчиков. О размахе варварских воздушных операций говорят хотя бы такие данные, приведенные газетой «Нью-Йорк тайме»: около 2,7 миллиона тонн бомб сброшено на землю Лаоса и Камбоджи. Порой над освобожденными районами Лаоса ежедневно совершалось до тысячи самолето-вылетов, сбрасывалось не менее трех тысяч бомб и ракет.

...Стемнело. Небо в густых дождевых облаках, все ближе блестки молний. Погода нелетная. Машины включили фары ближнего света и даже красные подфарники. К месту назначения прибыли за две-три минуты до грозы. Быстро разгрузились, по длинной каменной лестнице, освещенной карманными фонариками, перетащили наверх, в просторную пещеру, вещи.

Звон цикад стал особенно громким. Что-то очень знакомое слышалось в нем. Журчание проводов высоковольтной линии! Чуть похоже, но не то. Сначала слышна одна трель, от низкой ноты она забирает все выше и выше, и, когда достигает пронзительной высоты, ее подхватывает хор. Так, пожалуй, звенит диск пилорамы, когда он все сильнее впивается в сухую деревянную доску.

Вдруг все стихло. Начался ливень.

Гостиница в пещере

Будильник я поставил на пять часов утра, хотел заснять восход солнца в горах. Проснулся в четыре от крина петухов. Но от съемки пришлось отказаться: тучи сплошь закрывали небо. Сезон дождей.

Сырость гложет до костей, кажется, что мелкие капли влаги заполняют легкие. За ночь наша обувь и одежда набухли, покрылись зеленоватой плесенью. Влажность воздуха здесь доходит до 90 процентов. Зябко. И это при температуре плюс 20 – 25 градусов! Даже легкое похолодание при такой влажности губительно. Местные жители говорят, что когда зимой температура падает до плюс пяти градусов, буйволы не выдерживают, гибнут. Но сейчас относительно тепло, и эти черные и розовые великаны спокойно пасутся в редком кустарнике недалеко от входа в пещеру.

Когда-то здесь был густой лес, но после интенсивных бомбардировок остался выжженный пустырь, и лишь редкие голые стволы деревьев уцелели у самого входа в нашу гостиницу-пещеру. Ее название «Миттапап» («Дружба») выбрано не случайно. На скале надписи на многих языках, говорящие о том, что тут уже побывала не одна зарубежная делегация.

На дверях нашего «отеля» нет привычных вывесок, впрочем, нет и самих дверей. Вход перегораживает бетонная стена – надежная защита от осколков и взрывной волны. В глубине пещеры три «комнаты» – две большие и одна маленькая. Деревянные кровати с циновками и валиками вместо подушек покрыты москитными сетками. Обеденные столы сервированы к чаю, без которого здесь не начинается ни одна беседа; он утоляет жажду, бодрит и, как говорят хозяева, придает ясность мысли.

У нас встреча с лучшими молодыми воинами Н-ского подразделения Народно-освободительной армии. Все они являются членами «Ударных отрядов» – передовой части молодежной организации Лао Хак Сат. У многих на груди боевые ордена и значки «Три хорошо», которыми награждаются воины, отличившиеся в бою, на трудовом фронте и в учебе.

Рядом со мной сидит застенчивая девушка. Вакхам 16 лет, из них три года она уже в армии. Сначала была связной у партизан, потом служила на артиллерийском складе, затем – дальномерщиком 82-миллиметрового орудия. Ее батарея, в которой только девушки, в феврале 1970 года приняла первый бой и с тех пор не раз участвовала в жестоких сражениях. Смотрю, слушаю – и все равно не верится, что эта миниатюрная девочка метким огнем останавливала танковые атаки врага.

Медсестра Уммали. Воюет с 1965 года. Окончила медицинское училище, работала в госпитале. Ей было всего 15 лет, когда она вынесла из боя своего первого раненого.

– Какой самый радостный день! О, их много, не сосчитать. Я вообще не унываю, даже когда бомбят. Кем хочу быть! Врачом. Мечтаю получить высшее образование в Советском Союзе. Понимаю, сейчас не время об этом думать, но вот кончится война...

– Вы любите детей!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены