Авлабарская типография

В Лифшиц| опубликовано в номере №480, май 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

В тихом уголке Тбилиси, на глухой в прошлом окраине Авлабар, находится одно из замечательных мест города - домик - музей реставрированной Авлабарской подпольной типографии Кавказского бюро РСДРП.

Эта типография работала с ноября 1903 по апрель 1906 года. Она представляла собой замечательно смелое предприятие Кавказского союза РСДРП и выдающийся образец большевистской подпольной техники.

Приезжающие в Тбилиси экскурсанты, знакомящиеся с историческими местами. связанными с жизнью и деятельностью товарища Сталина, считают своим долгом посетить этот маленький домик, чтобы отдать дань уважения неизмеримому мужеству и изобретательности кавказских большевиков, пламенных борцов за торжество пролетарской революции.

.. Мы сидим в тени каштанов, прикрывающих нас от немилосердно палящего летнего солнца, и слушаем рассказ экскурсовода:

- Начало XX века в Закавказье, так же как и во всей России, ознаменовалось заметным оживлением рабочего движения. Обострилась партийная борьба. Существовавшие тогда полукустарные типографии не могли удовлетворить возросших потребностей издания партийной литературы.

Избранный в 1903 году I съездом кавказских социал - демократических организаций Кавказский союзный комитет (в него был заочно введён товарищ Сталин, находившийся тогда в Батумской тюрьме), принял решение о создании хорошо законспирированной подпольной типографии, которая могла бы в больших тиражах выпускать партийную литературу.

По предложению товарища Сталина, Кавказский союзный комитет поручил это задание члену Комитета Михо Бочоридзе.

М. Бочоридзе, энергичный передовой: рабочий - революционер, сразу же принялся за дело. Он обратился к бывшему рабочему железнодорожных мастерских Датико Ростомашвили с просьбой уступить участок земли, арендованный его отцом в районе, где мы с вами находимся. Место было пустынное, вокруг несколько домиков и рельсовый путь. За линиями - кладбище.

Д. Ростомашвили представил в городскую управу заявление о том, что он хочет застроить участок земли, принадлежавший ему. Разрешение было получено. Ростомашвили составил фиктивный план застройки, который управа утвердила. Но одновременно с этим был составлен другое, секретный план, отличавшийся от официального тем, что под подвалом проектировалось ещё одно помещение, в котором и должна была разместиться типография.

Наняли строителей. На их недоуменные вопросы, зачем хозяину понадобился такой глубокий подвал, Ростомашвили отвечал, что он задумал устроить под домом ледник.

Когда была вырыта глубокая яма и уложен фундамент, рабочих рассчитали, заявив им, что хозяин обанкротился и средств для продолжения постройки у него нет. Осталась небольшая группа надёжных товарищей, посвященных в план, которые своими силами создали скрытую вентиляцию из подвала, а над ним соорудили кирпичное перекрытие, оставив небольшой люк вверху. Замаскировав этот свод, вновь пригласили рабочих, но уже совершенно иных, которые и возвели здание под крышу.

Теперь осталось сделать хорошо замаскированный ход в нижний подвал. Наняли опытного землекопа, который неподалёку от дома вырыл глубокий колодец (якобы канализационный), а когда работа была исполнена, рассчитали и этого землекопа, Потом подпольщики опустили в вырытый колодец лестницу, а сверху яму засыпали землёй. Колодца как не бывало! Вырыли ещё один колодец, глубиной в 14 метров, - для воды. В нём, на расстоянии

1,5 метра от уровня воды, провели горизонтальный тоннель в первый колодец. Вход был готов.

Для того чтобы пробраться в типографию, надо было через колодец с водой, по выемкам в его стене, спуститься почти до самой воды, держась за верёвку с бадьёй. Затем по горизонтальному тоннелю достигнуть второго колодца, подняться по лестнице вверх, а отсюда - в типографию.

Другого входа в типографию не было. Люком над кухней пользовались очень редко, в самых необходимых случаях - для замены частей оборудования и подачи больших партий бумаги.

Над колодцем с водой возвели дощатый сарай («от пыли»), участок, прилегающий к дому, обнесли высоким дощатым забором.

В типографию провели звонок, кнопку от которого упрятали в обоях первого этажа дома.

Через шесть месяцев строительство было закончено. В дом поселили тётку М. Бочоридзе - Бабе Лашадзе - Бочоридзе. Бабе почти безотлучно находилась в доме. Она приготовляла пищу для типографских рабочих и - что самое главное - непрерывно наблюдала за улицей. В случае опасности один длинный звонок извещал работавших об этом, и печатная машина останавливалась. Набор же производился беспрерывно: заданий у типографии было очень много. Из - под машины ежедневно выходило до 45 тысяч оттисков.

Работники типографии товарищи И. Дарахвелидзе, Г. Лелашвили и братья Гогуадзе безвыходно трудились здесь, отрываясь лишь для сна и для принятия пищи. Иногда работали и ночью.

В феврале 1904 года товарищ Сталин приезжает в Тифлис после побега из Сибири. Он организует и направляет борьбу против меньшевиков, которые активизировались после II съезда партии. Это был период напряжённой борьбы большевиков за созыв III съезда. Вопрос о пропаганде большевистских взглядов среди рабочих, крестьян, солдат приобретал исключительное значение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о жизни и творчестве «короля смеха» Аркадия Аверченко,  об удивительной судьбе датской принцессы Дагмар - российской императрицы Марии Федоровны, об авторе знаменитой повести «Дом на набережной» Юрии Трифонове, рассказ участника международной геологической экспедиции тайнах о сурового и очень красивого острова Генриетты, новый детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана» и многое другое.



Виджет Архива Смены