Авантюрист или маг?

Алла Зубкова|01 Декабря 2014, 14:12| опубликовано в номере №1802, Декабрь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

2 июня 1743 года родился Алессандро Калиостро

     Граф Калиостро … Не правда ли, уже в самом звучании этого имени заключено нечто таинственное, загадочное, будоражащее. Великим чудотворцем, врачевателем и предсказателем называли его одни. Авантюристом, мошенником и шарлатаном считали его  другие. «Другом человечества» именовал себя он сам. Ещё при жизни этот человек стал героем, по меньшей мере, десятка пьес. Одна из них принадлежала перу великого Гёте. Три (!) разоблачительные комедии сочинила о нём русская императрица Екатерина II. Александр Дюма-отец написал о нём целых три романа, а «король вальсов» Иоганн Штраус - оперетту «Калиостро в Вене». Так кто же был этот удивительный противоречивый человек, способный и сегодня вызывать у нас самый острый интерес к своей персоне? Задать этот вопрос легче, чем ответить на него. И всё-таки …

      Весной 1778 года удобная дорожная карета, украшенная графскими гербами, без устали колесила по дорогам Западной Европы. Города и замки, простолюдины и аристократы в равной степени были возбуждены появлением необычного визитёра. Ещё бы! Господин, именовавший себя графом Калиостро, демонстрировал вещи, казалось бы, немыслимые. Но прежде немного о внешности мага, тоже поистине удивительной. Невысокого роста и плотного телосложения, он отличался необычайно благородной осанкой и изысканностью движений, а его смугловатое лицо дышало энергией и силой. Он вдохновенно и необычайно красноречиво изъяснялся на четырёх-пяти европейских языках, правда, на всех с лёгким иностранным акцентом. На публике маг чаще всего появлялся в длинном чёрном шёлковом облачении, на котором были вышиты древнеегипетские письмена. Голову его венчал сложный убор в виде восточного тюрбана, украшенный драгоценными камнями. На груди красовалась цепь из изумрудов, с прикреплёнными к ней металлическими изображениями священных жуков – скарабеев. На поясе, сотканном из красного шёлка, висел рыцарский меч с крестообразной рукоятью. Драгоценные перстни украшали холёные руки. При всей своей импозантности внешность Калиостро могла бы показаться несколько опереточной, но попытки злословить на его счёт замирали на устах самых ехидных и недоверчивых, ибо граф мог творить чудеса. Чего стоили, к примеру, его «демонстрации» с так называемыми «голубками». Для этой цели избирали наиболее миловидных мальчиков и девочек. Их одевали в белоснежные одежды, давали выпить специальный эликсир, от которого они впадали в полусонное состояние. Затем Калиостро возлагал им на головы руки, беседовал с ними, и те обретали дар пророчества и ясновидения, отвечая на вопросы,  предлагаемые публикой. Причём практически всегда попадали в цель. Разумеется, с точки зрения современной науки, чудеса мага можно объяснить использованием наркотических средств, гипнотических состояний, транса, внушения, сомнамбулизма. Но ведь всё это было, так сказать, лишь фоном. И на этом фоне действительно звучали удивительно точные предсказания и откровения, пусть и высказанные устами загипнотизированных детей. Как это объяснить? Загадка… Ну, а сеансы массового исцеления? В Страсбурге за три года, которые он там прожил, Калиостро излечил, в общей сложности, более полутора тысяч человек (по другим данным, намного больше). Палками и костылями, которые пациенты оставляли в доме целителя (платы со страждущих он никогда не брал), лакей графа постепенно заполнил огромных чулан. Разумеется, Калиостро лечил и богатых, однако с них брать деньги не стеснялся. Местные «эскулапы» исходили злобой, обвиняли его в шарлатанстве, в том, что он брался лечить только «лёгких» больных, но многим граф действительно принёс облегчение. Да, конечно, говоря о фактах исцеления, не следует упускать из виду то, что маг в полной мере использовал фактор повышенной внушаемости, ведь больные верили в его возможности абсолютно. Тем не менее, приходится констатировать, что Калиостро, видимо, в самом деле, обладал удивительным гипнотическим даром, а, быть может, также и телепатическими способностями, о которых и современной науке известно не так уж много.

     Поражает также и точность некоторых его предсказаний. Он, к примеру, сумел довольно точно назвать дату смерти австрийской императрицы Марии – Терезии. Кстати, часто упоминаемое пророчество Калиостро, касающееся разрушения Бастилии, на самом деле им никогда не делалось. В одном из своих писем изгнанный из Франции граф лишь упомянул о том, что сможет вернуться в Париж только после того, как рухнут стены этой самой знаменитой в стране тюрьмы.

     Разумеется, настоящий «маг» даже в конце XVIII столетия не мог не заниматься превращением неблагородных металлов в золото и серебро. Везде, где граф останавливался на более или менее продолжительное время, он оборудовал себе лабораторию. За плотно занавешенными окнами в специальной алхимической печи ярко пылало пламя, в тиглях плавились какие-то металлы, в колбах и ретортах булькали разноцветные жидкости. Ведя учёные разговоры с аристократами, увлечёнными алхимией, маг любил намекнуть, что массивные золотые табакерки, украшенные бриллиантами, равно как и драгоценные персти на холёных пальцах, его собственного изготовления. Иногда он допускал избранных в свою лабораторию, но как при этом выходил из положения, объясняя неудачу опыта, нам неизвестно. Впрочем, недаром его называли «Фигаро от алхимии».

     Однако философский камень, с помощью которого кудесник, по его утверждениям, мог добывать золото и даже бриллианты, был ещё не самым удивительным секретом, которым он обладал. Великий мистификатор, по его словам, владел тайной, сли не вечной, то очень – очень долгой жизни. Пять тысяч пятьсот пятьдесят семь лет, пятикратный век библейского патриарха Мафусаила, вас устраивает? Тогда за дело. Вот рекомендации мага. Во время майского полнолуния в сопровождении лишь одного близкого человека вам следует удалиться в деревенскую тишь, и там в течение сорока дней соблюдать чрезвычайно строгую диету.  На семнадцатый день надлежит совершить небольшое кровопускание. На сороковой день принять первое зерно чудодейственного «первовещества». Рецепт этого снадобья открывался только избранным. Ими могли быть мужчины, не моложе пятидесяти, и дамы, не моложе тридцати шести лет. Ну, и, разумеется, достаточно богатые, чтобы заплатить немалую сумму за божественное лекарство. Кстати, указанную процедуру следовало проводить каждые … пятьдесят лет. Каково? Сам Калиостро утверждал, что появился на свет через двести лет после Великого потопа. В разговоре со своими именитыми поклонниками он мог невзначай упомянуть о деталях своего знакомства с библейскими патриархами, Юлием Цезарем, Христом и Магометом. И ему верили! А почему бы и нет? Не все, разумеется, но очень многие. Сам Калиостро высказывался так: «Люди, за очень малым исключением, до того глупы, легковерны и ничтожны, что нет никакого греха пользоваться их глупостью, легковерностью и ничтожеством, извлекая из них пользу для себя и для других. Есть болезни, страдания, нищета, горе – всему этому надо помогать, не думая о глупости и ничтожности тех, кто страдает. Пусть здоровые, счастливые и сытые дают мне средства для такой помощи».

     Но всё-таки, где и каким способом  добывал маг золото на помощь беднякам и поддержание собственного, прямо скажем, весьма роскошного образа жизни? Не из тигеля же алхимической печи? Разумеется, нет.

     С начала XVIII столетия в Западной Европе возникло и бурно развивалось движение франкмасонов. Оно вело свою родословную от гильдий «свободных каменщиков» – строителей храмов и церквей в средние века. Мистика, стремление к «тайному знанию» пронизывали всю деятельность масонских организаций – лож. Различные властители относились к ним по-разному. Одни покровительствовали масонам и даже сами вступили в их ряды. Другие относились к ним с подозрением и подвергали преследованиям. К примеру, Фридрих Великий, король Пруссии, был убеждённым масоном. Распространению идей масонства в России способствовал Пётр I. Екатерина II, напротив, отнюдь не симпатизировала им. Наиболее непримиримым же противником масонства был Ватикан, провозгласивший масонов «дьявольской сектой».

     Участие в ложах высокопоставленных особ делало масонство влиятельной силой и привлекало в их ряды многих авантюристов. Калиостро был принят в «братство» в 1777 году и вскоре приобрёл достаточную известность среди «посвящённых». Его честолюбивой деятельной натуре, однако, этого было мало. Он хочет быть первым, оракулом, устами которого глаголят «высшие силы». В  мозгу его созревал план, осуществление которого обещало пролить над его головой поистине золотой дождь. Он создал собственную версию масонства. Учение это, как он утверждал, восходит к библейским патриархам, это масонство «древнеегипетского ритуала». Себя Калиостро объявил верховным главой нового ордена и присвоил себе экзотический титул «Великий Кофт». Главная ложа «египетского ритуала» была учреждена в Лионе, во Франции. На средства богатых покровителей построено было нечто вроде храма. В стороне от парадного входа, на фоне усеянного серебряными звёздами голубого полотнища, красовался бюст «Великого Кофта», выполненный знаменитым скульптором Гудоном, с надписью «Божественному Калиостро». Обряд посвящения и «заседаний» отличался необычайной пышностью. От желающих вступить в ложу аристократов не было отбоя, и «Великий Кофт» снисходительно принимал от них богатейшие дары. Вскоре только в Париже таких лож открылось более семидесяти. Кстати, супруга Калиостро, графиня Серафина, успешно помогала мужу, разъясняя дамам суть его учения. Графине, удивительно красивой женщине, на вид никак нельзя было дать больше двадцати пяти лет. Между тем она утверждала, что её сын служит в чине капитана в голландской армии, следовательно, ей не могло быть меньше сорока. Сообразительные дамы тут же вспоминали об омолаживающем рецепте графа и торопились приобрести волшебные крупинки «первовещества», без сожаления расставаясь с золотыми луидорами.

     Всё это хорошо, но почему Калиостро придумал для своего учения древнеегипетские корни? Дело в том, что великий маг сочинил легенду о своём происхождении и придерживался её до конца своей жизни. Итак, он, Калиостро, появился на свет в знойной Аравии, в городе Медина. Родители его были добрые католики. В то же время судьбе было угодно, чтобы он с юных лет впитал в себя всю мудрость Востока. Он много странствовал по Аравии, а потом в стране пирамид был приобщён к тайным знаниям и традициям высшей магии. Время этих событий он не уточнял, но было ясно, что происходили они, по крайней мере, несколько столетий тому назад. Это, правда, «немного» противоречило его опрометчивым заявлениям о том, что он родился вскоре после Всемирного потопа, но кудесника, это, видимо, не смущало. Как такому могли верить люди Века Просвещения? Но разве не говорил Вольтер – «чем больших успехов добивается цивилизация, тем громче поднимают голос мистика и вера в чудеса»? И разве сами мы, живущие в XXI столетии, совсем уж без греха?

     У нас ещё будет возможность поговорить о происхождении графа Калиостро. Пока же последуем за ним в снега далёкой для него и таинственной России. Великий маг прибыл в Санкт-Петербург в самом начале весны 1779 года с целью учредить там масонскую ложу «египетского ритуала». Скажем сразу, своей цели он не добился. Екатерина II, на покровительство которой он возлагал большие надежды, даже не сочла нужным принять его. Почему? Русская императрица во всеуслышание заявила, что ей претят любые формы мракобесия. Дело, однако, было не только в этом. Царица испытывала недоверие и возможно, даже страх перед тайными обществами, в том числе и масонами. Не исключено также, что государыню задело то внимание, которое оказывал её фаворит Г.А. Потёмкин прелестной жене мага. Поговаривали даже, что Калиостро, желая заручиться поддержкой всемогущего царедворца, сам толкал жену в его объятья. Впрочем, Потёмкин не был единственным влиятельным сановником, проявившим интерес к приезжему магу. Его привечал и статс-секретарь государыни, алхимик-любитель А.П.Елагин, и один из самых видных вельмож двора А.С. Строганов. Востребованными оказались и медицинские таланты Калиостро. Правда, одно из чудесных исцелений на поверку обернулось для мага едва ли не скандалом, который вряд ли способствовал увеличению его популярности. В Петербурге Калиостро взялся вылечить опасно заболевшего десятимесячного малыша, сына весьма родовитого екатерининского вельможи. Все лучшие петербургские врачи признали состояние младенца безнадёжным. Калиостро, однако, выставил непременное условие – ребёнка следовало отвезти к нему в дом, и никто, включая родителей, не должен был видеть его вплоть до выздоровления. Две недели спустя ребёнок пошёл на поправку, и Калиостро разрешил отцу краткое свидание. Мальчик оставался у целителя больше месяца. Отец и мать уже регулярно навещали сына, а затем забрали его домой. Калиостро отказался от огромного гонорара в пять тысяч империалов. Впрочем, вельможа оставил деньги, словно по забывчивости, а маг, так же по забывчивости, не отослал ему их назад. Через несколько дней, однако, у матери появилось страшное подозрение – ей показалось, что младенца подменили. Надо сказать, что никаких реальных оснований  для этого не было, тем не менее, слух распространился при дворе и породил во многих недоверие к приезжему. Петербургские врачи, как это уже не раз случалось с их собратьями в других странах, дружно обвиняли Калиостро в шарлатанстве. Придворный медик великого князя Павла Петровича даже вызвал его на дуэль. Графу, как оскорблённому, принадлежало право выбора оружия. Он предложил оригинальную дуэль на … ядах. Противники должны были обменяться отравленными пилюлями. Тот из соперников, кто не сумел бы найти надёжного противоядия, признавался побеждённым. Судя по всему, дуэль так и не состоялась. Впрочем, Калиостро к тому времени уже понял, что ничего хорошего дальнейшее пребывание в Петербурге ему не сулит, и поспешил с отъездом. Желая вконец дискредитировать мага-масона, у которого в России всё-таки оставалось много поклонников, императрица выпустила в свет три комедии, героем которых стал Калиостро.

     Граф вернулся во Францию, где слава его была по-прежнему велика. Шли годы, но они были не властны над магом и приносили ему только новую бешеную популярность. И все же «нет вечного в нашем мире бущующем». Волею судеб, Калиостро оказался замешанным в самый громкий политико-уголовный скандал. Он был обвинён в соучастии  похищения баснословной ценности - бриллиантового колье. Графа и его жену посадили в Бастилию. Многомесячное следствие, однако, не обнаружило убедительных доказательств участия мага в афере, в которую косвенно была втянута и королева Франции Мария – Антуанетта. Калиостро был оправдан, став на время у парижан героем и борцом против «королевского произвола». Людовик XVI, всегда испытывавший антипатию к магу, повелел ему покинуть пределы королевства в двухнедельный срок. Граф отбыл в Англию, но оттуда продолжал клеймить грехи Бурбонов.

     Французские власти приняли вызов и ответили ударом на удар. В одной из английских газет появился ряд сенсационных статей, доказывавших, что никакого графа Калиостро в природе вообще не существует, а есть уроженец Сицилии, авантюрист и проходимец Джузеппе Бальзамо. Этот самый Бальзамо родился в 1734 году в Палермо. Родители его были добропорядочными торговцами сукном, но Всевышний, создавая Джузеппе, помимо незаурядных способностей вложил в него неистребимую страсть к плутовству и мошенничеству. К тринадцати годам Джузеппе уже успел сбежать из семинарии и монастыря, куда, в целях исправления, поместили его родители. Обладая немалыми художественными способностями, он научился блестяще подделывать документы, кроме того, во время своих странствий поднабрался кое-каких знаний в химии и медицине. Очень быстро Джузеппе понял, как легко можно нажиться на людском суеверии и предрассудках. Продажа приворотных зелий, гадание, поиски кладов и тому подобное. Он не брезговал ничем. Женившись на юной красавице из Рима по имени Лоренца Феличиани, он и её приобщил к своим плутням, нередко используя, как приманку для одурачивания богатых клиентов.

     Выяснить все «художества» Бальзамо французская полиция не сумела, но «накопила» достаточно. Калиостро не оставил эти обвинения без ответа. О существовании какого-то Джузеппе Бальзамо он понятия не имеет, - заявил он через газеты, - что же касается имени «графи Калиостро», то тут следует кое-что разъяснить. Сам он никогда не утверждал, что это – его подлинное имя, но оно ничуть не хуже любого другого для «благородного странника», который выше всех титулов … И так далее в туманном велеречивом стиле, столь характерном для него. Этим объяснениям не хватало конкретности, а, следовательно, и убедительности. Калиостро потерпел поражение, которое стало предвестником заката его карьеры.

     Что ж, очень соблазнительно согласиться с выводами французской полиции, а также «ищеек» инквизиции, но в то же время почти невозможно представить, что мелкий авантюрист, почти карманник, Джузеппе Бальзамо, следы которого затерялись в начале 70-х годов, чуть позже вынырнул из небытия уже как утончённый, мудрый и красноречивый граф Калиостро. Слишком уж разительна эта метаморфоза. Сомнительно также, что его жена Лоренца после полутора десятков лет нелёгких скитаний, выпавших на её долю, могла сохранить холёную красоту, которой блистала графине Серафина. Так что загадка происхождения Калиостро так до сих пор окончательно и не решена.

     Последние годы жизни мага были поистине отмечены печатью трагедии. Потеряв славу, всё своё состояние, он в конце 1789 года лишился и свободы. Инквизиция, которая долго шла по следам ненавистного масона, наконец, нашла его в Риме. Следствие и суд длились без малого полтора года. Инквизицию не очень интересовала деятельность Калиостро, как мага. Не особенно волновали её и преступления Бальзамо, а ведь считалось, что под именем Калиостро и скрывается этот авантюрист. Нет, для  «святого» судилища главным грехом была его принадлежность к «дьявольской секте». Допросы происходили в помещении, больше похожем на камеру пыток, где на самом видном месте стояла дыба.

     Калиостро покаялся, и сожжение на костре было заменено для него публичным покаянием и пожизненным заключением в крепости. В неприступном замке Св. Ангела мага стерегли, не смыкая глаз. Кто-то предупредил власти, что друзья Калиостро попытаются вызволить его из крепости с помощью новейшего изобретения – воздушного шара. Это, разумеется, был полный абсурд. Тем не менее, маг не оставлял надежды на освобождение, правда, при этом рассчитывал только на свои силы. Однажды он заявил, что желает покаяться. Пришедший монах-капуцин принял покаяние, но Калиостро заявил, что этого мало. Он хочет, чтобы монах высек его толстой верёвкой, которую носил вместо пояса. Монах охотно развязал пояс, но, как только он нанёс первый удар, Калиостро набросился на него. Он хотел задушить монаха верёвкой, а затем, надев его плащ и капюшон, выбраться из замка. К несчастью, монах оказался сильнее истомившегося в темнице мага. Вызванные им тюремщики жестоко избили Калиостро, и в ту же ночь он был переведён в ещё более страшную тюрьму – замок Св. Лео. Графа поместили в одну из подземных камер, вырубленных в глубине горного кряжа. Пищу ему опускали через люк. На стенах этой камеры до сих пор сохранились надписи, сделанные несчастным магом. Последняя датируется 6-м марта 1795 года. Согласно заявлению римских властей, Калиостро скончался 6 октября 1795 года. Не исключают, что его задушили тюремщики. Проживи он ещё полтора года, и его наверняка освободили бы победоносные войска революционной Франции, занявшей Рим. Прибыв в крепость Св. Лео кавалеристы прославленного легиона генерала Домбровского потребовали, чтобы их провели к могиле Калиостро, и там, стоя, выпили вина в память человека, которого они считали «мучеником свободы».

 

     P.S. Графиня Калиостро скончалась в 1794 году в римском монастыре Св. Апполонии, куда её заключили по приговору инквизиции.

     Многие поклонники графа так и не поверили в его смерть. В частности, Елена Блаватская, создавшая собственное мистическое учение, весьма популярное и в наши дни, утверждала, что Калиостро бежал из крепости и долгое время жил в России. Гостил он, якобы, и в доме её отца, как всегда, удивляя окружающих своим искусством мага.

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о жизни и творчестве нашего великого поэта Николая Некрасова,  «феномене Страны Советов» - детских железных дорогах, о самом знаменитом композиторе своего времени Франце Йозефе Гайдне, о «подлинном гении гравюры» Евграфе Чемесове,  о популярнейшем актере Александре Калягине, новый детектив Андрея Быстрова «Зеркальная угроза»  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Театр одного режиссера

17 января 1863 родился Константин Сергеевич Станиславский

Молчаливая красавица

22 октября 1943 года родилась Катрин Денев

Цветок в руке архитектора

26 июня 1852 года родился Антонио Гауди