Артем Лоскутов: «Я настроился на три года»

Евгения Чупина| опубликовано в номере №1737, Июль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первый в Сибири показательный процесс против неформального молодежного лидера

Имя Артема Лоскутова – молодого новосибирского художника – за последний месяц узнала половина пользователей Рунета. 22-летний студент работает в информцентре Новосибирского государственного технического университета и учится там же на видеооператора. Лоскутов является лидером Новосибирского объединения молодых художников «Бабушка после похорон». А еще он известен как один из организаторов проводящейся с 2004 года ежегодной первомайской акции «Монстрация», когда собирающиеся по принципу флэш-моба молодые люди маршируют по улицам с лозунгами в стиле «Где я?», «О, повелитель, где твой выключатель?», «Защитим опарышей», «Печенька!»

Художник был арестован 15 мая, после того, как отказался прийти на беседу в местный Центр по борьбе с экстремизмом. В отношении Лоскутова было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.228 УК РФ (незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере), которая предусматривает лишение свободы сроком до трех лет. Защита решила арест обжаловать. И суд встал на ее сторону 10 июня, отпустив Артема до суда на свободу.

Арест художника вызвал совершенно неожиданную реакцию. Защищая Лоскутова, объединились и политически активные молодежные группы, и абсолютно аполитичная часть социума. За 27 дней, которые Артем провел за решеткой, прошли митинги и пикеты в Новосибирске, Иркутске, Тюмени, Туле, Санкт-Петербурге, Москве, концерт в поддержку художника в Мурманске, художественные акции в Питере, Марш мракобесия в Нижнем Новгороде.

Мы побеседовали с Артемом, который недавно вышел из СИЗО.

– Вокруг Вас в блогах и СМИ подняли настоящую шумиху, вы стали очень известной личностью в Сети, Вам это помогло?

– Я считаю, помогло, ведь сейчас я нахожусь на свободе. Как могло развиваться дело без вмешательства общественности, я даже предположить не могу. Чего добивался Центр «Э», мне непонятно, есть мнение, что мне могли дать условное наказание, чтобы я потом вел себя очень аккуратно.

С другой стороны, мое дело не под какие шаблоны не подходит, никаких прогнозов сделать нельзя. Потому что в первый раз я ждал совсем другого решения, во второй раз – тоже. А получилось совсем иначе. И чем будет руководствоваться суд при вынесении окончательного решения – я не знаю. Настроился на три года.

– В других городах также прошли «зачистки» Центром «Э» участников различных художественных и политических мероприятий. В Нижнем Новгороде сорвали выставку «левых» художников1, 14 мая 2009 года в Самаре политтехнолога и журналиста Дмитрия Лобойко (главный редактор сайта «Полит-Самара.ru») силовыми методами пытались вызвать на допрос для обсуждения его «экстремистской» деятельности. Можно ли связать все эти события воедино?

– Конечно, в последнее время активность Центра «Э» усилилась. Что касается разгона выставки, там внимание правоохранительных органов привлекло слово «левый», что порой трактуется как «экстремист». Я готов отвечать за свои идеи, политические убеждения. Моя деятельность никак не нарушает Уголовный Кодекс. Но в любом случае, за подброшенные наркотики я отвечать не могу.

– Когда с вас снимут обвинения, вы будете продолжать свою творческую деятельность?

– Не факт, что обвинения будут сняты. Пока я только освобожден из-под ареста. Это отнюдь не победа, только самое начало. «Закрыли» меня на время проведения следственных мероприятий, чтобы не скрылся. Судя по всему, следователь считает, что достаточно оснований, чтобы дело передали в суд. Скоро должен состояться повторный суд по выбору меры пресечения, в данный момент я не давал подписку о невыезде. Не исключаю, что скоро снова могу оказаться за решеткой. Поэтому никаких акций пока обещать не могу.

– Как вы можете оценить действия отдела «Э»?

– Вообще отдел «Э» занимается борьбой с экстремизмом, меня же «забирали» люди, специализирующиеся на борьбе с наркотиками. И если уж мне предъявили обвинения в распространении наркотиков, то должны были производиться тщательные подготовительные работы: контрольная закупка, аудио и видеосъемка операции. Ничего этого сделано не было (да и не могло, потому что я никогда распространением этой дряни не занимался). Тем не менее, вся следственная деятельность по моему делу велась в непонятной спешке. Возможно, опасались, что я организую «революцию» на майские праздники, но все прошло спокойно. А чем я так всем насолил, до сих пор не понимаю.

– И все же, почему так «взялись» именно за вас? Есть ведь не менее одиозные персонажи в Новосибирске. Вроде известной арт-группы «Синие носы». Ничего ведь, живут, выставки организуют.

– «Синие носы» работают в более традиционном пространстве. Они не выходят за пределы музеев и галерей. Тем более, у них почти нет выставок в Новосибирске. Они не работают здесь, потому что в городе мало публики, интересующейся подобной формой искусства. Можно собрать на выставку 100 человек. Этого мало, хочется выходить за пределы галерей. Для нас территория искусства не только музеи, но и улицы города. Но почему-то принято считать, что на улице можно заниматься только экстремизмом. Все, что не попадает под категорию традиционного, к сожалению, считается потенциально опасным.

– Артем, а дреды жалко?

– Чего их жалеть. Дома лежат. Когда все закончится, можно обратно вплести.

1. 9 мая 2009 года в Нижнем Новгороде должен был состояться первый экспериментальный двадцатичетырёхчасовой семинар-общежитие под названием «Левое искусство. Левая философия. Левая история. Левая поэзия». Участников выставки сотрудники ОМОНа в полном составе увезли в отделение, где продержали сутки и отпустили после «беседы».

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о феномене  декабристов  на примере жизни   князя Сергея   Волконского, о жизни и творчестве  Ивана Алексеевича Бунина, интересные подробности жизни композитора Гайдна, о судьбе произведений Яна Вермеера, новый детектив Наталии Солдатовой «Божья коровка» и миноге другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Чисто белорусское убийство

Расследование Александры Романовой

Отпор железным мухам

7 вопросов Астамуру Тедееву, одному из разработчиков Концепции правового регулирования интернет-отношений

Кто подставил художника Виноградова?

Впервые за 16 лет Юрию Михайловичу Лужкову было отказано в удовлетворении иска о защите чести и достоинства.

в этом номере

Рожденный драться

Тадеуш Касьянов - о том, как развивалась советская школа карате, и тех кто пытался этому помешать

Кто подставил художника Виноградова?

Впервые за 16 лет Юрию Михайловичу Лужкову было отказано в удовлетворении иска о защите чести и достоинства.