Арктика днем

А Николаев| опубликовано в номере №948, Ноябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Начальник моря и другие

Мы находимся на острове Сахалине. Но, чтобы впредь не было никаких географических недоразумений, я должен сказать, что это совсем не тот Сахалин, о котором вы подумали. Отсюда до Сахалина в Охотском море ни много ни мало — четыре тысячи километров. Наш же Сахалин — один из островов Диксона. Суда, плавающие по Северному морскому пути, ежедневно слышат его голос.

Здесь — Карское море. Здесь, на Диксоне, — центр Арктики. И называется он: Штаб морских операций.

Штаб появляется на Диксоне только на время навигации. Это сравнительно короткая пора — четыре месяца, но в Арктике она определяет многое, если не все. Позывные начальника Штаба Бронислава Семеновича Майнагашева знают все моряки, плавающие в морях Северного Ледовитого океана: «Диксон, НМ». НМ — начальник моря.

Штаб осуществляет трудное дело — проводку судов в Арктике. Масштабы этой работы можно оценить, взглянув на нарту, которая висит в кабинете Майнагашева. Те, кто умеет читать эту карту, слышат дыхание и чувствуют сердцебиение всей Арктики.

По сути дела, это карта Северного морского пути — от Мурманска до Чукотки. Более шести тысяч километров арктических морей, свирепых штормов, сплошных туманов, подводных банок, узких проливов, переменчивых мелей и берегов, которые, как указано в лоции, «изобилуют опасностями». Но самая страшная опасность — дрейфующий лед. Он опасен сам по себе, но, кроме того, лед вдесятеро увеличивает опасность штормов, туманов, мелей, потому что, обходя лед, судну приходится маневрировать там, где маневрировать порой опасно по чистой воде в ясную погоду.

Штаб работает круглые сутки. Здесь — вахты, как и на корабле. Телетайпы не умолкают ни на минуту. Несколько сотен телеграмм с адресом «Диксон, НМ» — ежедневно, круглосуточные радиопереговоры с судами, плавающими в тысяче миль от Диксона — вот основные каналы информации.

Буквально каждый день начальнику Штаба приходится принимать решения, связанные с большим риском и столь же большой ответственностью. Ежедневно в семнадцать часов, минута в минуту, собирается диспетчерская. Опытнейшие судоводители выполняют здесь обязанности капитанов-наставников; после диспетчерской они связываются с капитанами всех судов, плавающих в Арктике, чтобы рекомендовать наиболее безопасный курс следования во льдах. Здесь не может быть половинчатых решений, и тот, кто дает рекомендации, отвечает за них в полной мере.

...Диспетчерская началась. Доложена дислокация судов. Гидрологи делают подробный разбор ледовой обстановки и дают прогноз дрейфа льдов в разных районах Арктики. Синоптики, анализируя данные, получаемые каждый час с четырех десятков полярных станций, составляют синоптическую карту, дают трехсуточный прогноз погоды по всему арктическому бассейну и более подробный — на ближайшие сутки. Авиаразведка сообщает оперативные данные ледовой обстановки.

Весь этот поток информации должен быть в кратчайший срок всесторонне проанализирован и здесь же, на диспетчерской, вылиться в готовое, единственно верное решение.

А ледовая обстановка в этом году сложилась чрезвычайно сложная. Об этом рассказывают напитаны судов, стоящих в диксоновской гавани в ожидании ледокола, чтобы следовать на восток, через пролив Вилькицкого. Капитаны не первый год плавают в высоких широтах и о том, что значит каждая навигация в Арктике, знают по собственному опыту. Капитаны рассказывают, с каким трудом суда, шедшие в караване под проводкой ледокола, пробивались через Карские ворота и сквозь десятибалльный лед в западной части Карского моря. Капитаны немногословны, но картина вырисовывается суровая.

Начальник Штаба внимательно выслушивает каждого. Затем он встаёт, подходит к расстеленной на столе карте ледовой обстановки и говорит, отбросив морскую терминологию:

— Ну так вот, товарищи капитаны, все, что вы говорили, к сожалению, действительно так. Но должен вам сказать, что это цветочки. Ягодки впереди, точнее, в проливе Вилькицкого.

Арктика сверху

На взлетной полосе стоит оранжево-красный «ИЛ-14». Самое удивительное, что он стоит. Кажется, самолет должен взлететь, не заводя моторов: один-другой порыв ветра — и его унесет. Взлетная дорожка упирается в сплошной туман. Погода по всем статьям нелетная.

Но в Арктику самолеты летают по правилам, где главное понятие — необходимость. Необходимость, заставляющая поднимать самолеты в любую погоду, называется ледовой разведкой. Сегодня в воздух поднимается самолет полярного летчика Ивана Гавриловича Баранова. Курс — пролив Вилькицкого.

Есть на земном шаре места, которые пользуются дурной репутацией у моряков всего мира. В Арктике — это северное побережье Таймыра и пролив Вилькицкого. Ледовая обстановка меняется здесь буквально каждый час. Все зависит от того, «какие ветры работают». Есть ветры хорошие. Самый лучший — юго-восточный: он гонит лед от берегов материка в океан. Самые скверные — северный и северо-восточный: пролив сплошь забит льдом. Для транспортных судов ледяные поля в этом районе так же опасны, как скалы. На помощь судам приходят самолеты ледовой разведки.

Кроме командира, штурмана и бортмеханика, в самолете два гидролога, капитан-наставник из Штаба морских операций, а на этот раз и мы, грешным делом.

...Оставляем под собой караван транспортных судов, который идет на восток в кильватере за ледоколом «Ленинград». Суда бегут по чистой воде хорошим ходом, и от носа каждого тянутся по синей глади седые «усы». Пока караван не нуждается в помощи ледокола.

Я знал, что в Арктике летают асы. Мне, как и каждому из нас, с детства знакомы имена Леваневского, Бабушкина, Чухновского, Мазурука. Когда читаешь об их полетах, захватывает дух. Но когда ты сам летишь с полярным летчиком, дух тоже захватывает, только происходит это несколько иначе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены