Афера "допинг"

Олег Кучеренко| опубликовано в номере №899, Ноябрь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Профессиональный итальянский футбол помнит немало скандальных историй. Сейчас уже никого не удивишь рассказами о грязных махинациях вокруг результатов игр, о баснословной стоимости иностранных «звезд», коррупции, иезуитской системе штрафов и т. п. С недавних пор на теле «национального вида спорта», как любят называть футбол в Италии, появилась еще одна язва — допинг. Игроки по наущению тренеров или меценатов клуба перед ответственными матчами принимают возбуждающие наркотики — допинги. Награда За выигрыш — большие деньги — затмевает более отдаленную во времени угрозу — разрушение организма через несколько лет. Футболисты в погоне за «золотым тельцом» не думают о будущем, а их хозяевам нет до них дела. Они знают, что на деньги, заработанные на нынешних своих «гладиаторах», всегда смогут купить новых.

«Болезнь» приняла настолько угрожающий характер, что Итальянская федерация спортивной медицины была вынуждена выделить специальную антидопинговую комиссию, чтобы хоть как-нибудь бороться против применения футболистами вредных для здоровья наркотических возбуждающих средств.

Последним из громких «дел о допинге» был скандал с клубом «Наполи». Врачи установили, что семь футболистов этой команды приняли наркотические стимуляторы. На игроков обрушились нары в виде штрафов и дисквалификации. Но даже этот скандал меркнет по сравнению с тем, что произошло недавно в Болонье»…

Прокурор Бонфильо сомневается

Обычный воскресный день в Болонье был особенным лишь для любителей футбола — «тиффози», которые до отказа заполнили трибуны стадиона. Местный футбольный клуб, носящий имя города, принимал команду из Турина. «Тиффози» ревели от восторга, когда раздался финальный свисток судьи: арбитр зафиксировал победу хозяев поля — 4:1. Это означало, что болонцы по-прежнему уверенно возглавляют турнирную таблицу первенства Италии, оставив позади прославленный миланский дуэт — «Интернационале» и «Милан». В тот вечер на улицах был устроен праздничный фейерверк. Тогда болонцы не подозревали, что скоро этот матч заставит их снова выйти на улицы. На этот раз для того, чтобы выразить протест.

...Едва футболисты скрылись под трибунами, как в раздевалку команды «Болонья» вошли трое и, представившись членами антидопинговой комиссии, попросили всех игроков, участвовавших в матче, сделать необходимые анализы. Требование врачей никого не удивило: это была обычная тактика «неожиданных визитов в раздевалку».

На следующий день газеты запестрели сенсационными заголовками и аншлагами: «Футболисты «Болоньи» перед матчем с «Турином» принимали наркотики!!!».

Их было пятеро: защитник Павиани, полузащитники Фольии и Тумбурус, форварды Перани и Паскутти. Имена этих пяти игроков были написаны на пробирках с субстанцией, в которой комиссия обнаружила присутствие наркотических средств.

Руководство клуба «Болонья» тут же официально заявило, что «это происшествие не что иное, как провокация и закулисная игра миланских клубов, попытка любой ценой убрать с дороги опасного конкурента». Всякие обвинения в применении наркотиков безоговорочно отметались.

Вот тогда-то на улицах города вновь появились «тиффози». Как заметила одна итальянская газета, поклонники «красно-голубых» (цвета «Болоньи») провели в эти дни больше митингов и собраний, чем за всю сорокалетнюю историю клуба. Стихийные демонстрации проходили под «антимиланскими» лозунгами.

Заседание дисциплинарной комиссии федерации футбола Италии началось с опозданием на 72 часа, так как председатель антидопинговой комиссии, директор Флорентийского токсикологического института Николличи был найден дома с разбитой головой, в бессознательном состоянии. Полиция начала расследование, пустив по следу лучших детективов. Газеты продолжали раздувать и без того пылающие страсти.

Но прежде чем перед «футбольным судом» предстали тренер, врач и игроки «Болоньи», произошло еще одно событие, подлившее масла в огонь.

По решению государственного прокурора полиция постановила изъять компрометирующие материалы» антидопинговой комиссии, на основании которых были обвинены пять футболистов. На следующий день в штаб-квартиру Института спортивной медицины явились три полицейских офицера с постановлением об изъятии вещественных доказательств — склянок с пробами и документов о проведении анализов.

Доктор Бонфильо — государственный прокурор Болоньи — решил выяснить, не замешана ли в деле «третья» сторона. Экспертиза должна была решить четыре вопроса: определить приводу и количество компрометирующей субстанции; присутствие этой же субстанции в других (резервных) склянках: проверить правильность данных медицинского осмотра футболистов после матча: провести новый химический анализ.

Склянки были отправлены в Медицинский институт Рима.

Приговор объявлен

Восемь часов без перерыва продолжалось заседание дисциплинарной комиссии, восемь часов подряд тренер, врач и игреки отвергали все предъявленные им обвинения.

Напрасные восемь часов! Решение так и не было принято. Председатель комиссии адвокат Кампано заявил, что по этому делу ведется судебное следствие, против которого он лично протестует.

Разгорелась дискуссия, перекинувшаяся на страницы прессы. Некоторые утверждали, что допинг не находится под юрисдикцией государства и что этим должны заниматься Итальянская профессиональная футбольная лига и Федерация спортивных врачей.

Мнение других выразил в газете «Стампа» бывший премьер-министр Италии Леоне: «Я, как юрист, утверждаю, что судебные власти должны вмешаться».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Мое небо

Окончание. Начало в № 20.