26 из 26

Мирра Рейбах| опубликовано в номере №338, Февраль 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наверное, каждому свой класс кажется непохожим на все другие, исключительным и неповторимым. Особенно если это 10-й класс, последний год школьной жизни. Во всяком случае, в нашем 10-м классе «Б» все именно такого мнения о своем классе.

10-й класс - последний год в школе. Дальше у каждого начнется своя, отличная от других жизнь и разлетится наш класс в разные стороны. Мы уже намечаем время и место будущей встречи. Все сегодняшние десятиклассники, где бы они ни были, что бы ни делали, должны будут придти в назначенный день и час в определенное место. Это будет где-нибудь на Смоленском бульваре, возле нашей школы. Но школа будет уже не «наша»; в ней будут уже новые люди, «племя младое, незнакомое», и они не узнают нас...

Но все это лирика. Об этом мы вспоминаем сравнительно редко, обычно во время школьных вечеров или когда получаем письма от Игоря Курдюмова, нашего одноклассника, который ушел в армию еще до окончания школы и пишет нам, какова она, настоящая, «взрослая», мужественная жизнь.

А так каждый день нам некогда мечтать. Кажется, никогда еще мы не жили такой деятельной и интересной жизнью.

Надо сказать, что наш класс - единственный в школе, который не имеет классного руководителя. Прежний ушел, новый не появился, и вот в начале учебного года Елена Андреевна, директор школы, пришла к нам и сказала полушутя, полусерьезно:

- Даю вам полную автономию. Правьте и володейте собой сами. Классного руководителя у вас не будет. Посмотрим, что получится.

Нам это понравилось. Но что из этого получится, никто не знал. Некоторые из педагогов высказывали самые мрачные предположения: «Ну, теперь все вверх тормашками полетит, они будут на головах ходить».

Такое мнение было не удивительно: наш класс никогда не отличался кротостью нрава и был совсем не похож на своего соседа - тихий и спокойный 10-й «А».

Итак, мы получили самостоятельность. И главным, официальным лицом в классе стал классный организатор, А классным организаторам была я. Мне не в первый раз поручали эту работу, но никогда раньше я не чувствовала себя в этой роли так, как сейчас. Да и многие в классе, особенно комсомольцы, стали чувствовать себя по-иному.

Нам казалось, что никогда раньше на нас не сваливалось сразу столько бед, сколько сейчас: плохие отметки, списывание, шум на уроках. Но это, наверно, было и раньше. Просто, когда был классный руководитель, все это не касалось так близко каждого из нас. Он все разбирал, выяснял, улаживал.

О классе ходила недобрая слава в школе. Можно было подумать, что каждый из нас обладает теми же чертами, что и весь класс: что все мы такие вспыльчивые и горячие, совершаем необдуманные поступки, любим шум и кутерьму. Но ребята у нас, как и полагается, разные. Главное, что все мы - и тихие и шумные, и молчаливые и разговорчивые, и работяги и бездельники хотели одного: чтобы наш класс из последнего стал первым, чтобы мы заткнули за пояс 10-й «А» и по учебе и по общественной работе.

Мы вызвали их на соревнование и пошли заключать договор. Сразу же начались споры. Они не захотели включить пункт о трех значках: «Пусть будет два, не надо брать нереальных обязательств, нечего заниматься прожектерством».

Но мы настояли на своем. Договор был заключен. Главное в нем три пункта, или, иначе говоря, он держался на трех китах: успеваемость, общественная работа, культмассовая работа.

Не думайте, что у нас был только спортивный азарт. Это было бы слишком мелко, и его бы надолго не хватило, а тут нужна непрерывная, неустанная работа. Иначе ничего бы не вышло.

Главным из трех китов была успеваемость, но я хочу говорить о другом - об общественной работе.

У нас в школе, да и не только у нас, вероятно, установилось такое неписанное правило: совсем не обязательно, чтобы общественную работу вел каждый ученик; совершенно достаточно, если в классе таких будет трое или пятеро, десять - это уже великолепно, а остальные могут только учиться.

По-моему, это глубоко неверно. Каждый школьник должен вести общественную работу. Это не самоцель. Не для того это нужно, чтобы иметь возможность похвастаться где-нибудь и выставить круглую цифру в отчете. Нет. В школе человек должен не только получить знания, но научиться каждый свой шаг связывать с практической деятельностью, научиться приносить пользу. Я презираю людей, которые считают, что они должны жить для собственного удовольствия. Я не представляю себе своей жизни без общественной работы.

Разговоры насчет того, что десятиклассников надо освобождать от общественной работы, по-моему, - пустые отговорки. Это - не голословное утверждение. Вот доказательство: двадцать шесть из двадцати шести учеников 10-го класса «Б» 46-й школы Москвы ведут общественную работу, успевают учиться (в соревновании с 10-м «А» победили-то мы!), заниматься спортом (все мы участвовали в пешем кроссе), сдавать нормы на значки (по два уже есть у каждого), бывать в театрах и музеях (в этом году мы всем классом были два раза в театре и раз восемь в музеях), читать, играть в волейбол, ходить на каток и так далее.

Это я говорю тем, кто, доросши до старших классов, начинает охать и стонать: «Мы перегружены, избавьте нас от лишней работы, мы изнемогаем... мы не можем». Глупости! Можно. И, главное, нужно.

У нас в классе нет «безработных». До последнего времени был один, который держался несколько в стороне от жизни класса. Когда мы с ним говорили, он отмалчивался. Не станешь ведь навязывать силой! Мы отступились. И вот совсем недавно он сам попросил дать ему какую-нибудь работу. Хотя бы помогать кому-нибудь по математике (он отличный математик). Видно, надоело ходить без дела. Потом ему поручили сделать доклад на тему «Достижения науки и техники за 1940 год».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены